Rambler's Top100

 

 

На главную

 

 

АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ О ГРУППЕ «ЧЕРНИЛА»

1993 – 2000

 

1999

Мальчики хотят в Амстердам

Агафон Поцелуев

Спустя восемь месяцев, в Москву снова приехали "Чернила для пятого класса". В этот раз Москва для них должна стать перевалочным пунктом перед гастролями в Германии, Польше, Болгарии и Голландии. Со своей стороны ребята подготовились - оформили загранпаспорта, написали новые песни, всё остальное - за спонсорами. Планируют дать 20 концертов для русских эмигрантов в Германии, а в других странах количество концертов будет определено позже. Композитору Кузнецову поступали некие "предварительные" предложения от продюсера Алибасова. И вот что на это ответил Сергей Борисович: "Работать с группой "На-На" мы, в общем-то, не против. Если бы с их стороны поступило конкретное предложение - мы согласились бы. Кушать всем хочется." Вот так! Поживём - увидим, может, какой-нибудь коктейль и получится…

А вообще, Кузя признался честно, чем они занимались в Оренбурге всё это время (с мая-98 по январь-99). "Хернёй страдали, чем занимались? Сидели дома, чего-нибудь да запишем… Неохота просто работать." И с Юрием Шатуновым у него нет особого желания возобновлять сотрудничество, во-первых, потому что "с его стороны не поступало предложений", во-вторых, "нет никакого желания", а в-третьих, "у него сейчас своя жизнь, живёт он по-своему, зачем влезать? Есть много причин, по которым я с ним не хочу работать, думаю, он тоже не хочет. Если бы он хотел, то раскрутил и свои песни, они у него получаются неплохие."

Летом прошлого года у "Чернил…" трагически погиб барабанщик Дмитрий Сергеевич Ярмолюк (18 лет) "от передозировки героина". "Димка с Юрой Прибыловым в подъезде "ширялись"… А мы с Димой по телефону договорились встретиться. Звоню в десять вечера - его нет, пятнадцать минут одиннадцатого - тоже нет… Юрку, слава Богу, откачали."

- Сергей, что вы пожелаете своим поклонникам?

- Слушайте, слушайте, но немножечко думайте, что вы слушаете. Некоторые пишут письма, что, мол, ваши песни - они такие… Жить без них не можем… Нельзя, нельзя зацикливаться на одном, сотворять себе кумира.

Игорь ВЕРЯСКИН покрасил волосы в светлый цвет краской фирмы "Londa Color".

 

Лучше - хором!

Наталья Прохорова

("Белые розы" и "Дрянь" поют все, у кого есть голос.)

Ни для кого не секрет, что характерной чертой бывшей студии "Ласковый май" было исполнение одной и той же песни всеми солистами, причём - чаще всего - в одно и тоже время. Из "Ласкового мая" уходили многие, начинали сольную карьеру или создавали свои коллективы, но на продумывание собственного репертуара сил, как правило, не хватало. Поэтому, когда слышишь первые аккорды любимой песни "Белые розы", радоваться рано, исполнителем может оказаться человек, не имеющий никакого отношения к Юрию Шатунову.

Многострадальные "Белые розы" кроме Шатунова пели и А.Разин, и А.Прико, и И.Веряскин, а под Новый год у этого шлягера появился ещё один исполнитель - это всеми подзабытая "настоящая женщина" Жанна Агузарова. Она перевела текст на английский язык и записала новую аранжировку, причём музыка звучит довольно сносно, а вот английский вариант текста оставляет желать лучшего. Что ж, с одной стороны это, конечно, хорошо, раз песню все поют, то она обречена на бессмертие.

Есть и ещё один маленький плюс. Если спросить у любого, кто такой, допустим, Максим Леонидов, ответ будет: это который "девочку-виденье" поёт. Сразу всё ясно и понятно. Среди бывших "майцев" такого произойти не может, т.к. помимо названия песни нужно непременно уточнять внешность солиста, желательно с особыми приметами (некоторые копируют ведь не только песни, но и манеры, чаще всего Юрия Шатунова). Может быть, поэтому у "майцев", большинство из которых творчеством почти не занимаются, по-прежнему остаётся много поклонников. Ведь после многократного повторения портрета кумира, образ любимого настолько глубоко западает в сердца девчонок, что на протяжении многих лет они не могут его забыть.

А с другой стороны - явление это всё же негативное, потому что исполнитель, повторяя за кем-то песни, манеры, движения теряет свою индивидуальность, его воспринимают как удачную (или неудачную) копию. Раз уж полюбился девчонкам Юрий Шатунов, как исполнитель "Белых роз", то Игорь Веряскин, даже если бы смог сделать это лучше, успеха не добьётся. Куда лучше его принимают, когда он исполняет песни, написанные специально для него: "Дрянь", "Забудь моё имя", "Люби меня” и т.д. Однако многолетний опыт ничему музыкантов не научил, так как даже эти, уже полюбившиеся песни, Сергей Кузнецов продал Лёше Комиссарову. "Комиссар" сделал из них свой новый альбом. И вот тут произошёл случай, который, надеюсь, научит чему-то С.Кузнецова и гр. "Чернила…". Группу "Комиссар" пригласили принять участие в одной из программ радиостанции "РДВ". В перерывах между беседой в прямом эфире звучали песни "Дрянь", "Забудь моё имя" и… "Ну что же ты". Причём последняя песня в процессе купли-продажи между Кузнецовым и Комиссаровым не участвовала. Но это ещё не всё. На вопрос ведущей: - Лёша, мне кажется, эти песни принадлежат гр. "Ласковый май?". Лёша ответил: -- Эти песни гр. "Комиссар", а С.Кузнецов с "Ласковым маем" их у нас украл. Точно такое же заявление Комиссаров сделал на концерте 8 марта в ЦПКиО им. Горького.

Вот и ответ на вопрос: хорошо или плохо раздавать свои песни всем без разбора? Песни, если они замечательные, останутся, причём запомнят их, и то не все, лишь в исполнении Веряскина. "Комиссар" перепел их, что называется, "без души", ни содержанием, ни по возрасту, они ему не подходят. Комиссаров, по-моему, сам с трудом улавливает их смысл, не говоря уже о том, чтобы довести его до слушателя. В результате, особенно для тех, кто плохо знаком с творчеством "Чернил…", песни теряют своё предназначение, а теперь они рискуют потерять ещё и автора.

 

«Розовый вечер» в Лужниках

Люся Новгородова
Света Заречная

Мы со Светой решили поехать на праздник «Московского Комсомольца». И вот в субботу, 26 июня, мы в Москве!

Погуляли по городу, позвонили знакомым и к своему великому удивлению вдруг мы узнаем, что завтра в Лужниках будут выступать и «Чернила…». Как странно, такое совпадение, а Веряскин, наверняка, возомнил, что мы приехали специально на его концерт. Да это и концертом назвать нельзя: снова рот будет раскрывать под «фанеру», строить умное лицо, двигаться на сцене по принципу шаг назад - два вперёд и изображать из себя звезду. Решили всё разузнать у Лысова, но по старому телефону никто не подходил. Что же делать? Звоним Серкову, трубку взяла его Элен:
- А его нет, что вы хотели, - довольно-таки любезно поинтересовалась она.
- А мы о завтрашнем выступлении хотели спросить.
- Да, завтра они будут в Лужниках.
- А во сколько и где именно?
- Знаете, я сейчас не знаю, перезвоните часа через три, хорошо?
- А как бы нам у самого Лысова спросить?
- Понимаете, я не могу дать его новый телефон, вы мне лучше перезвоните.

Тут мы немного приуныли…. Значит, Лысов и К сменили место жительства. Ну что ж, мы девчонки сообразительные, знаем, как надо действовать. Тем более «Чернила…» сами разафишировали свой телефон. Кто не слепой - тот догадается. И вот мы набираем их новый телефон. К аппарату подошёл сам Лысов:
- Да! - как обычно произнёс он. (Кстати, у них у всех так приято, что Кузя, что Веряскин, они всегда так начинают свой разговор).
- Мы хотели бы узнать о вашем завтрашнем выступлении.
- А кто это? - удивлённо спросил Лысов.
- Ваши поклонницы, - прикольнулись мы.
- А как вы узнали наш телефон?! - ещё сильнее смутился Лысов. - Неужели Широкова проболталась?
- Да, нет! - успокоили мы его, - мы сами такие смышленые, тем более вы сами его указали. Неужели вы думаете, что никто не догадается его набрать? Кстати, Веряскина можно?
- А его нет, и вечером тоже не будет, и вообще увидите его завтра. Приходите обязательно в 9 вечера, ну, пока! - Лысов был как обычно краток.

Ну что ж, а теперь поприкалываемся над Серковым. Вечером мы снова набрали его номер.
- Привет!
- Алло, - ответил Серков и тут же буквально заорал кому-то: - Лёш, закрой дверь! Ни х..я не слышно! (Для не посвященных - Лёша это какой-то родственник «жены» Серкова).
- Это Настя! Вы что завтра в Лужниках работаете? - Ну да! А что? - Серков был слишком пьян, чтобы что-то соображать.
- Да ничего! Что петь-то будете?
- А я не знаю, звоните моему директору.
- А у тебя ещё и директор есть, - продолжали издеваться мы.
- Кто-кто, Лысов!
- А что это у вас так строго, Веряскина к телефону не подпускают, а может, он просто не в состоянии?
- Не знаю, я что такой доступный? Лёш! - снова рявкнул Серёжка.
- Да, мы думали ты такой доступный!
- Вообще, надо телефон менять, жена уже ревнует.
- Давно бы поменял! А сколько песен-то будет?
- Не знаю. Может одна, две, а может 800!
- А где именно будете?
- Читайте в афишах. Ну, всё?
- Ну, всё!
- А то меня ждут!
И Серков повесил трубку. Скорее всего, он из-за нас пропустил пару рюмок и злился, что мы его оторвали от компании.

Наступило завтра. Весь день мы проходили по своим делам, а часам к восьми поехали в Лужники. Народу было полно! Наконец-то мы добрались до памятника Ленину, где уже во всю подготавливалась сцена. Из-за дождя концерт немного сместился во времени. Мы заняли лучшие места: прямо по центру сцены около барьеров, разделяющих публику от сцены. Рядом с нами расположилась компания немного подвыпивших парней, а справа - два мужика, о которых стоит упомянуть чуть поздней, мы их окрестили «соседями». Уже пошёл девятый час, а сцена всё ещё была не готова, народ стал возмущаться. Мы разговорились с парнями. Света стала всем объяснять кто такие «Чернила…», а то абсолютно никто не имел понятия, что это за группа и что поют. Мы заметили, что наши «соседи» проявляют интерес к тому, что говорила Света. Они ещё друг с другом перебросились парой фраз:
- А, это группа Лысова.
- А, что они уже приехали из Германии?
Мы со Светой переглянулись. Парни продолжали расспросы о "Чернилах…" и тут Света расскрыла им, что у меня в сумке лежат их фотки. Мы как-то фоткались с Веряскиным на память. Парням захотелось их посмотреть, и они стали меня доставать: покажи да покажи! Я ответила им, что не стоит, но Света уже самовольно лезла в мою сумку. Но, оказалось, я их выложила дома, в сумке лежала лишь кассета, которая сразу же пошла по рукам. Мы наблюдали за "соседями", им тоже было всё интересно.
- А что они будт петь? - спросил кто-то из парней.
- Смотря сколько песен будут исполнять, - но в любом случае либо "Белые розы", либо, "Розовый вечер", а то они не пройдут, в смысле их не примут по-хорошему, ведь эти песни знают многие.

Наконец-то, около 9 часов на сцену вышел Отар и начался концерт. Мы со светой безразлично стояли и смотрели скорее на окружающих нас людей, чем на сцену. Около нас стоял молоденький мент, ментов было полно, и стояли они на растоянии друг от друга примерно на метр. Через некоторое время толпа разогрелась и задние ряды стали толкаться ближе к сцене, барьеры в некоторых местах стали падать, менты засуетились, забегали, охрана усилилась. Лишь на нашем "пяточке" всё было спокойно. "Наш" мент стоял, сиял от счастья, что ему попалось такое спокойное место. Наивый чукотский мальчик, он ещё не знал что его ожидает. Около 11 часов подъехали "Чернила…" , если их можно так назвать, то есть Веряскин, Лысов, Серков, Прико (последние трое со своими "жёнами") и ещё какие-то мужики из их тусовки. Я как их увидела, сказала об этом Свете, так она аж взизгнула от радости, да так, что "наш" поинтересовался:
- "Ты кого-то увидела?"
- Да, "Чернила…".
Мент, конечно, ничего не понял, да и вообще, наверняка, в этот вечер он впервые услышал эту группу. И "сосед" тоже спросил:
- Ну, что дождалась своих?

С этого момента Света стала смотреть лишь в их сторону. Менты, стоящие в той стороне стали коситься в нашу сторону, они возомнили себе, что мы смотрим именно на них. Веряскин зачем-то нацепил очки. Хотя зрение у него, наверняка, подпортилось, нельзя ж часами сидеть за компьютером. Витька ещё в прошлый раз прикольнулся, что они купят ему контактные линзы, но, видимо, на линзы не хватило "бабок", пришлось выбирать очки. В скором времени на сцену вышел Отар, что бы объявить следующего исполнителя. Света заорала, что было сил:
- Ч-е-р-н-и-л-л-а-!!!
Отар, конечно, же её услышал, но сделал вид, что не понял.
- Что? Что? Черникова? Нет, нет, - и объявил какую-то группу.
После них он снова вышел на сцену, а Света завопила ещё громче:
- Ч-е-р-н-и-л-а-!!!

Она стояла и безумно кричала, ей было абсолютно на всё насрать. Отар смотрел на неё молча, наконец, он произнёс в микрофон:
- Да успокойся ты, сейчас они будут! - и стал толкать такую речь, когда дошёл до слов, где упоминалось имя Кузи, Света снова завопила:
- К-у-з-н-е-ц-о-в-!!!
Ей в это помогал "сосед".
Света спросила его:
- Вы тоже с ним знакомы?
На что он ответил, скромно улыбаясь:
- Да кто ж его не знает.
Чей-то голос сзади спросил:
- А кто это?

Мне впервые минуты было так неудобно, а потом стало очень смешно и забавно смотреть на поведение Светы. "Наш" мент сильно изменился в лице, смотрел на Свету с непонимающими глазами, не веря, что такая спокойная девушка вдруг так себя поведёт. К нему подошёл ещё один мент, я им ещё тогда сказала:
- Заберите её, пожалуйста!
Они не понимали, шучу я или серьёзно говорю им об этом.

Тут на сцену вышли ребята, одеты они были простенько, как обычно. Серков встал за свои любимые барабаны, он был одет в белую футболку и чёрные штаны. За клавишами разрешили постоять Прикоше, он был, как всегда, во всём чёрном, на голове кепка, а на ногах, как у Серкуше - кроссы. Веряскин же выскочил в чёрной с рисуночком футболке и светлых обтягивающих брючках, ботинки у него были явно не по сезону, очки он даже снял, может у него новый имидж. Сразу он затянул "Розовый вечер", затем "Зиму-зима", а напоследок до боли родные "Белые розы", но в его исполнении - это просто ужас! Что творилось в этот момент со Светой!? Она в экстазе лезла на барьер, отчаянно махала руками. «Сосед» напомнил ей о фотоаппарате. Света решила попросить ментов, чтоб те сфоткали сцену поближе, ведь ей самой они вряд ли позволили бы вылезти за барьер после того, что она вытворяла. Менты созвали «консилиум» и пришли к выводу, что не станут фоткать. Света стала их чуть ли не умолять, но менты есть менты, они не приступны. Конечно, если б я попросилась выйти за барьер, меня ещё бы выпустили, но я не хотела из-за принципа, Веряскин «в моих глазах» не стоил этого. А между тем Веряскин резвился на сцене, запутываясь в шнурах от микрофонов. Прикоша что-то изображал руками, он был прямо счастлив, стоя за клавишами, ведь ему не так часто приходится вот так работать в отличие от Серкова, который как всегда был серьёзен, он привычно стучал своими палочками. Возможно, у него болела головушка, от того был не весел.
Света ещё заметила, что Веряскин ведёт себя более расковано, чем на прошлых концертах. На что я ответила, что, возможно, это действует допинг в виде пива, а может и водки. «Чернила…» публика принимала нормально, если не считать кем-то брошенную бутылку из-под лимонада, которая не долетела до сцены меньше метра.

Да, Света мента разочаровала, так сказать, подвела. Веряскин пару раз о чём-то шептался с Прико, возможно, обсуждали Свету, наверняка, он узнал её. Осле их выхода на сцене выступали Жуков с Кузиной «Седой ночью» и «Комиссар» с «Падлой». Но этого мы уже не видели, так как засобирались домой, а то пока на ВДНХ доберёшься, а время-то уже позднее. «Чернила…» уехали не сразу, они ещё долго тусовались у сцены.

 

Концерт в большой «Луже»

Татьяна Васильева

27 июня одна из популярных газет столицы с помпой отмечала своё 80-ти летие. Лето не балует москвичей обилием праздников и потому в Лужниках на праздник «МК» собралось много народу. Мы тоже просто не могли пропустить такое событие. Обошли множество площадок в поисках наиболее интересной музыки и решили затормозить на площадке «Джокера», где были ностальгические песни 80-90-х. В программе заявляли когда-то столь популярного Рому Жукова, скандальный «Комиссар», любимый некоторыми товарищами «Чернила…», а так же многих звёзд уже нынешнего поколения.

Концерт задерживался по причине поломки аппаратуры, но мы время зря не теряли. Успели пообщаться с некоторыми артистами (например, со «Стрелками»), а так же мило поболтали с Отрариком Кушанашвили.

Концерт всё-таки начался с опозданием на 3 часа. И немного спустя приехали «Чернила…», в сопровождении обширной компании своих друзей и знакомых. Незадолго до этого концерта «Чернила…» побывали на концерте в Германии, где порадовали русских эмигрантов своим творчеством и заодно деньжат заработали. Поездка за границу определённо отразилась на внешнем виде Веряскина и компании. Поубавилось скромности и наоборот прибавилось спеси, мальчики вообразили себя «звёздами».

Удивительно, но в толпе почему-то «Черниловские» фанатки замечены не были. Если не считать нас, зашедших сюда не только ради Игорька и Иришки Мартыновой - завсегдатая всех тусовок. Большое количество народа распугал прошедший недавно дождь, но уж такие преданные поклонницы, как Широкова с Казённовой разве могли испугаться какого-то дождика. Нам не хотелось показаться единственными кто пришёл поглазеть на Гарика и мы из-за кулис свалили поближе к сцене. Там оказалось намного интереснее и через полтора часа безудержного веселья мы уже начали сомневаться, что «Чернила…» вообще появятся на сцене, уж больно тусовка им не подстать. И тут как раз их объявляют… После привычного «Всем привет!» Веряскин затянул «Розовый вечер». Публика сразу оживилась и стала подпевать. Собственную «Черниловскую» «Зиму» встретили прохладно, т.к. слова немного знали лишь мы и то удачно скрывали это. А далее пошли до боли знакомые «Белые розы»… Что тут началось! Зал буквально встал на уши и все эти сто метров от сцены зрителей дружно пели. У нас было жуткое удивление, что в 1999 году народ помнит слова хитов десятилетней давности. А крики, рёв беснующейся толпы уносил нас в прошлое, казалось, мы находимся в далёком 1989 году и зал встречает «Ласковый май». И действительно из зала раздавались выкрики, мол, почему вместо Юры Шатунова поёт какоё-то придурок.

Следом за «Чернилами…» на сцену выскакивает Р.Жуков с уже приватизированным хитом «ЛМ» «Седая ночь». Веселье продолжается и зал по-прежнему стоит на ушах. Собственный хит Жукова «Я люблю вас, девочки» воспринимают не с меньшим энтузиазмом. Потом выходит «Комиссар» с песнями Веряскина, но публика уже «разогрета», что всё равно кто и что поёт. Да уж, такого веселья, как на этом концерте у нас не было очень давно. И вообще лучше песен «Ласкового мая» на этой площадке не принимали никого. Не супер-популярных «Стрелок», не подающих надежды Елену Панурову, не других звёзд новой волны, хотя все они всё-таки известнее канувшего в небытие «Мая».

Вот и напрашиваются вопросы в как бы вслед событию. Почему бы Юрию Шатунову, наконец-то, не спеть в Москве?! (Коль его песни так хорошо здесь принимают). Честно сознавшись, никогда не подумала бы, что в 1999 году исполнение «Белых роз» повлекло за собой не полёт помидоров и камней на сцену, а наоборот - шквал эмоций. Неужели человеку (имеется ввиду Ю.Ш.), собиравшего когда-то огромные стадионы, теперь не обидно выступать в провинции для (условно) 15 человек, когда на московских площадках его, возможно, ждёт большое будущее. И неужели Шатунову всё равно, что раскрученные им хиты беззастенчево используют другие люди, и срывают по праву именно Шатунову аплодисменты.

Кто-то не согласится, ведь все эти песни написаны Сергеем Кузнецовым и он может распоряжаться ими как захочет. Но есть право и у исполнителя тоже. Юра первый спел эти песни, благодаря его голосу они стали известными, а лавры, спустя годы, собирают другие. Вот попробовал бы Игорь Веряскин выйти на сцену с одними собственными песнями (извесными лишь узкому кругу его почитательниц) и сомнительно, что те же Лужники встретили его такой овацией.

Выводы, господа, напрашиваются сами…

 

 

2000

 

КЛЯКСЫ НА СИНЕМ НЕБЕ

06.12.2000. Под таким названием на днях вышел новый альбом полуразвалившейся группы «Чернила для пятого класса». Кассеты и диски по рейтингу продаж занимают верхние строчки в г. Владимир. В альбом вошли известные всем песни, например: «Ветер», «Письмо», «Люби меня» - исполняет Игорь Веряскин, несколько песен Юрия Прибылова и «Стекловата» нового солиста Дениса Великина. «На вкладышах указали – Белкин. Падлы!» - возмущается Сергей Кузнецов. Все песни, кроме «Стекловаты», записаны в ремейках. Нового, как видите, ничего. Остаётся делать ремейки и ремиксы на старые, которые переходят из альбома в альбом.

14.12.2000. Игорь Веряскин узнал о выходе своего нового диска "Кляксы на синем небе" от знакомых. Сейчас он разбирается "кто срубил гонорар" за тираж CD и аудиокассет. Об этом он сообщил корреспонденту "БР-Инфо".

 

ИГОРЬ ВЕРЯСКИН ЖЕНИТСЯ. ЛЕТОМ

04/14.12.2000. Из конфендициальных источников "БР-Инфо" стало известно, что летом будущего года  экс-солист группы "Чернила для пятого класса" Игорь Веряскин намерен жениться на московской певице Жанне Гамит. Сейчас у них  творческий тандем, вместе много гастролируют за границей, выступают в клубах Москвы, Оренбурга и других городов. Принимают участие в предвыборных концертах губернаторов и глав администраций в регионах..

 

 

 

Интервью и статьи о Юре летом 2002 г.