На главную

 

 

АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ О ЮРЕ ШАТУНОВЕ

1988 – 2001

 

1988 – 1991

 

§        Отрывки из книги Андрея Разина "Зима в стране "Ласкового мая" - "В погоне за Шатуновым"

§        Документальная повесть о Юре Шатунове Сергея Кузнецова "Ты просто был"

 

Использованы материалы Официального фан-клуба группы «Ласковый май» www.lm-club.narod.ru

Радослав Шишов

Кто следующий?

   ... Семиклассницы роняют слезы, оплакивая несовершенство мира — нет в жизни счастья! Девочки восьмого класса, еще сомневаясь, верить в любовь или же нет, размазывают по щекам свою — не мамину! — тушь и "поедают" глазами сцену в поисках ответа. Те, кто постарше, сделав свой выбор окончательно и бесповоротно, вряд ли ждут чуда: увы, их удел — неразделенная любовь и, конечно же, разбитая жизнь... Ах, если бы он знал об этом! И только он, Юра, Юрочка, милый, хороший Юра Шатунов, невозмутим что твой Магомет-песня за песней, реплики в паузах, "спасибо за внимание", прощание... Вздохи, слезы, иногда — истерики...

   Мой приятель рассказал как-то об одной молодежной газете, которая аж до 1985 года проводила с читателями диспут: "Нужна ли городу дискотека?" Пусть это останется без комментария, но некоторую параллель провести все же можно: обсуждать проблему острой необходимости стране группы "Ласковый май" я не собираюсь. Не думаю, что отсутствие Шатунова привело бы отечественное поп-движение в тупик, но и преуменьшать заслуги "Мая" было бы по меньшей мере несправедливо: в то время как "Веселые ребята" и "Санкт-Петербург" работали в Московском Дворце спорта в Лужниках перед... 115 зрителями (одно из воскресений апреля), "Ласковый май" собрал без видимых усилий спорткомплекс "Олимпийский", да еще, говорят, не всем билетов хватило!

   Чему удивляться! Спрос рождает предложение, поэтому мне все равно, как это называется, "Ласковый май" или "Теплый июль". Мне все равно, кто на сцене. Шатунов или кто-нибудь другой. Потому что, если бы вдруг "Ласковый май" не собрался, его бы обязательно выдумали подростки, нашли похожую команду, вознесли и слушали, одной рукой вытирая слезы, а другой — отбивая ритм.

   Это феномен, но феномен особого рода. Его предыстория гораздо длинней, нежели общеизвестная дата возникновения группы. Длиннее и сложней. Под "Модерн токинг" не плакали разве только потому, что, скажем так, к моменту появления первых дисков не все, к сожалению, успели сносно подучить английский. Тащились в основном от музыки и имиджа, который, кстати, завораживал не только пятнадцатилетних — клубы "Тем, кому за 30" охотно крутили на своих вечеринках "Токинг"...

   ... А Союз тем временем не мог надышаться неожиданной свободой — социально-проблемный рок, ведомый Ленинградом, Москвой, Уфой, Свердловском, Киевом, будоражил умы, рушил стены, не давая передышки ни себе, ни зрителям. Пресса взялась за "белые пятна", коих оказалось слишком много. Появились актуальные книги и смелые стихи. Все шло в хорошем темпе, но...

   Однажды мы объелись. "Черный кофе" не собрал зал в тысячу мест. Билеты на "Телевизор" — в любом театральном киоске. Брошюра ленинградского рок-клуба об "Алисе" — 30 копеек на Арбате, и никакого ажиотажа. Мода на лик обличителя успокоилась, интеллектуальный рок в таком количестве могли выдержать лишь рокеры и меломаны, закаленные в боях подполья и запретительства. Я верю, конечно, что возраст здесь не помеха, но прежнюю исключительную верность сумели сохранить не все — семья, дети, дом, работа...

   Реакция устремилась в обратную сторону — стало ясно, что даже столь любимый нами проблемный рок нуждается в альтернативе. Иначе — пустота. "Токинг" ушел. "Мираж", с некоторыми оговорками "наследник" стиля Д. Болена и Т. Андерса, хорош и до сих пор, но он все же для возраста чуть старшего, нежели школьный, да и Наталья Гулькина уже мало чем похожа на десятиклассницу...

   Пустоты природа не терпит — у пятнадцатилетних свои заботы, свои рассуждения о любви и жизни вообще, свои представления о кумире и собеседнике. Впору было предприимчивым музыкальным менеджерам вешать объявление: "Требуется симпатичный юноша 15 лет с приятным голосом". Остальное дело техники, как организаторской, так и звуковоспроизводящей и записывающей...

   Но и это еще не все. Одна молодость и крунерские — берущие за душу — интонации погоду не сделали бы — так, временные кассовые сборы... "Заказ" музыкального момента требовал что-то такое, что резко выделило бы группу из общего ряда поющих о любви, погоде и временах года. Но что?

   Критик Артем Троицкий в одном из своих интервью говорил о "возрождении забытых сиротских песен", традиционного для России жанра, корни которого уходят далеко в прошлое. "Сиротским песням" был присущ мелодизм и, бесспорно, своеобразие лирики, что делало их не похожими ни на один песенный жанр. Сочувствие, сострадание и сопереживание — пожалуй, три главные составляющие; без них "сиротские" мотивы немыслимы... Остается лишь догадываться, чью умную голову озарила столь необычная идея возрождения — идея, вынесшая на гребень поп-волны Юрия Шатунова и "Ласковый май".

   Пятнадцатилетние устраивают овации и убеждают всех и вся, что "Ласковый май"—это надолго, навсегда. Убеждают тех, кто говорит о "дурном вкусе", а порой и пошлости текстов "Мая". Но мне абсолютно безразлично, как это называется и кто на сцене,— я знаю, что это явление не случайно и не на один день. Кто придет следующим? Возможно, те, чей профессиональный уровень покажется юной публике выше, а тексты—серьезней... Не все же время плакать!

 

"Ласковый Май" - один

журнал "Комсомольская жизнь"
Татьяна Секридова

Их появление на советской музыкальной эстраде оказалось сенсационным. Как-то все сразу вдруг заговорили о "Ласковом мае": "Вы слышали?.." Именно "слышали", потому что первое время группу мало кто видел воочию, лишь в мгновение ока разошлись по всей нашей огромной стране (во многом, конечно, благодаря небескорыстной помощи студий звукозаписи и переписывающих "индивидуалов") один за другим четыре магнитофонных альбома "Ласкового мая". И довольно оперативно (благодаря небывалому коммерческому успеху группы) сработала фирма "Мелодия", выпустив пластинку группы. Затем последовали новые вопросы: "Кто такие? Откуда? Кто этот Разин? Почему его фотооткрытки "в обнимку" с Майклом Джексоном продают кооперативщики? Расскажите о "Ласковом мае"... Кто-то решил клеймить ребят позором, но в итоге лишь усилился ажиотаж вокруг группы. Да, как известно, скандал - тоже реклама... А мне все это кипение страстей напомнило историю с необыкновенно популярным во многих странах "Модерн Токинг"...

Китайские мудрецы говорят: "Пусть цветет сто цветов!.." Почему же в таком случае не "цвести" "Ласковому маю" на нашей непаханой целине поп-музыки?.. Тем более что идея его создания и направление в работе не так уж плохи, более того - гуманны и прогрессивны. Впрочем, судите сами...

Лет пять назад популярный московский композитор Юрий Чернавский "заболел" идеей создания студии, этакого "инкубатора для звезд", в которой молодые, подающие надежды таланты получали бы все необходимое для творческого роста. Так появилась студия "Рекорд".

Собирал Чернавский в студию и талантливых организаторов, которые отыскивали бы таланты исполнительские и участвовали бы в процессе становления новых звезд. Таким помощником художественного руководителя студии "Рекорд" и стал Андрей Разин - бывший детдомовец, живший и работавший до этого приглашения в колхозе имени Свердлова Ставропольского края. Далековато, скажете, занесло Чернавского? Нет, просто Андрей был не таким уж редким гостем в Москве: дружил со многими московскими музыкантами, сочинял сам и даже выступал время от времени в крупных московских концертных программах: и сольно, и в группе "Мираж"...

Именно общительность и организаторские способности этого молодого музыканта и побудили Чернавского пригласить его к сотрудничеству, что и было сделано в начале 1987-го. А в мае, гастролируя вместе с "Миражем" в Алма-Ате, Разин случайно услышал Юру Шатунова. Вернувшись в Москву, он убедил Чернавского в том, что с этим парнем стоит работать, взял от "Рекорда" командировку и поехал в Оренбург заключать с Юрой "контракт". И столкнулся с неожиданными трудностями. Избранник оказался воспитанником детского дома, так же как и музыканты, с которыми он сотрудничал.

- В случае запроса из Москвы и разрешения Министерства народного образования Юру обещали отпустить в столицу, - рассказывает Разин. - Мы добились разрешения на переезд в Москву и для автора песен Сергея Кузнецова.

"Рекорд" раздирали внутренние противоречия, и "Ласковый май" перешел на работу в Москонцерт, в концертно-зрелищную дирекцию "Москва". С первых же дней появления группы на сцене ее представляли Юрий Шатунов, Константин Пахомов и Андрей Разин. К маю 1989 года они выпустили уже пять магнитофонных альбомов. Самые первые записи, и в их числе песня "Белые розы", были сделаны на магнитофоне "Маяк", а сыграны на отечественном клавишном синтезаторе "Юность". Теперь в распоряжении ребят современнейшая зарубежная музыкальная аппаратура и профессиональная студия звукозаписи. Этот последний "Апрельский альбом" Юрий Шатунов записал в студии сам.

- С первых же успешных концертов, приобретения материальной независимости, - продолжает А. Разин, - мы задумали целую программу: как привлечь к работе нашего коллектива талантливых детей-сирот из детских домов, интернатов... За это время в студии собралось сорок интересных исполнителей, и мы смогли на базе Всесоюзного молодежного центра при Советском фонде милосердия и здоровья организовать творческую студию "Ласковый май" для одаренных детей. А уже в конце апреля - мае в спорткомплексе "Олимпийский" вместе с "Ласковым маем" выступили и наши стажеры Юрий Матяш, Антон Токарев и Сергей Серков...

Теперь, когда заместителем директора студии стал Герой Советского Союза, служивший в Афганистане, 23-летний слушатель Высшей комсомольской школы Игорь Чмуров, мы еще больше расширили кампанию поиска талантливых детей и в закрытых спецучреждениях. Официально, по адресу: Москва, К-9, до востребования, мы принимаем письма от руководителей этих учреждений с просьбами обратить внимание на одаренных ребят, нуждающихся в поддержке и помощи. На это мы получили предварительное разрешение правоохранительных органов.

- Многих интересует Юра Шатунов.

- Что можно сказать о 15-летнем парне с таким нелегким детством, какое пережил Юра ? За прошедший год он подтянул до оценки "хорошо" дела в школе, хотя еще недавно оставался на второй год. Любит технику и прекрасно водит мотоцикл, машину. Любит игры на компьютерах, причем игры цифровые, прекрасно считает и ориентируется. Играет на всех музыкальных инструментах. А популярность в этом возрасте, конечно, кружит голову. Но... условились, что 9-й и 10-й классы он обязательно закончит в интернате.

- Все стажеры "Ласкового мая" учатся в интернате ?

- Костя и Юра учатся вместе. Новые стажеры тоже придут учиться в московский интернат № 24, где мы договорились о широком сотрудничестве с директором Г. Ф. Венедиктовой, чтобы ребята могли получать общее и музыкальное образование с помощью специально приглашенных педагогов.

 

О "Ласковых маях"

Можно ли назвать оренбургскую группу «Ласковый май» самой крупной сенсацией 1988-го музыкального года? Да. Вне всяких сомнений. Трудно вообразить, что такое могло произойти в наше «перекормленное» музыкой и перенасыщенное информацией время. Представьте: двое записывают на «Маяке» (!) фонограмму, используя всего лишь перепаянную «Электронику», отдают ее в местную студию звукозаписи, и подобно смерчу она распространяется по всей стране, завоевывая сердца тысяч новоявленных поклонников. Исполнители дерзкой акции - Сергей Кузнецов, прозанимавшийся в музыкальном училище всего несколько недель («чему они могут меня научить?»), и 14-летний воспитанник оренбургского интерната № 2 Юра Шатунов. Произошла эта история в феврале, а до августа появились еще два магнитоальбома (ну и плодовитость!) и… многочисленные двойники - шарлатаны, но об этом чуть позже.

Не будем спорить, как и почему. Замечу только, что мы так долго боролись за легализацию отечественного рока, а оказалось музыка «Ласкового мая» завладела молодыми душами молниеносно, в отличие от творений иных рок-групп, проделавших длинный путь к признанию. И получается, во всем мире рок - культура массовая, а у нас элитарная?

Что же последовало за столь стремительным взлетом? Естественный конфликт с администрацией интерната и переезд в Москву под мощное крыло Москонцерта. А также пополнение рядов. К трем солистам группы, каждый из которых записал по альбому (Юра Шатунов, Костя Пахомов и Андрей Разин), примкнули клавишник Саша Прико и барабанщик Сережа Серков. «Мозговым центром» по-прежнему остается Сергей Кузнецов - автор всей музыки и текстов. С сентября началась официальная концертная деятельность «Ласкового мая». В Ленинграде, например, группа восемь раз «собирала» СКК «Юбилейный» - это уровень «Скорпионз». Забеспокоилась «Мелодия», и в результате - первый миньон ансамбля. Наконец ребята обзавелись нормальными инструментами и обрели базу.

В суровом декабре «Ласковый май» участвовал в программе «Международная дискотека» в Лужниках. Все выступления этого «шоу» проходили под фонограмму. Ну, все-таки дискотека, а не концерт. Но, честно говоря, лучше насладиться услугами домашней стереосистемы, нежели тратить время на созерцание неуклюжей имитации. Сегодня, когда резко возросли требования к профессионализму и качеству, необходимо запретить фонограмму как разновидность откровенной профанации, или… продавать билеты в 3-4 раза дешевле, чем на «живой» концерт. А то знаете, как-то неловко становится, когда звучит гитара, а нерасторопный музыкант еще не успел брякнуть по струнам. Но это так, к слову, в порядке лирического отступления.

В закулисных апартаментах группы царит предконцертная суета. Сразу бросается в глаза, что все, от техников до администратора, допризывного возраста. В центре несколько озабоченно сидит Костя Пахомов - сегодня его выход.

- Костя, в нашем прошлом хит-параде ваш альбом занял третье место, вслед за «Наутилусом» и «Кино». Не ощущаете ли вы себя несколько неловко в этой компании? Сумеете и в дальнейшем с ними конкурировать?

- Дело в том, что нас не стоит сравнивать. У них одна музыка, у нас - совершенно другая. Я думаю, конкурировать могут «Аквариум» и «Кино», а не «Ласковый май» и «Алиса».

- Но ведь слушает вас молодежь?

- Возможно, хотя в нашем случае диапазон шире: на концертах «Ласкового мая» можно встретить и пятиклассника, и пенсионера. Наши песни нравятся всем поколениям, от 13 до 60. Думаю, этого нельзя сказать о творчестве доброй половины наших рок-групп.

- Много неудобств доставляют вам поклонницы?

- Удобств, удобств, - вклинился в наш разговор один из техников, до этого монтировавший сценических роботов с отрешенно-озабоченным видом.

- Ну, как сказать, - более скептически продолжил Костя, - расскажу об одном эпизоде: после окончания концерта в Алма-Ате наш автобус облепили «фанатки» и начали его раскачивать. Еще немного, и мы пополнили бы ряды пациентов травматологического отделения. Как говорится, комментарии излишни.

- Костя, как родители отнеслись к твоему выбору?

- С родителями мне просто повезло. Они сразу сказали, если нравится, - занимайся, с тех пор только помогали и поддерживали меня.

- А не кажется тебе, что скоро «Ласковый май» творчески себя исчерпает?

- Что угодно, только не это. Пока с нами Сергей Кузнецов, мы ощущаем себя как за каменной стеной, потому что Сережа - неистощимый кладезь прекрасных мелодий и свежих идей.

- Ну ладно, мелодии. А как быть с текстами?

- Необходимо сразу определиться, что ты хочешь сказать. Есть песни социальные, политические, героические и т.д. Наша главная задача - развлекать, приносить радость, предоставить слушателям возможность отдохнуть, помечтать, потанцевать. Что в этом плохого? Не всем же подряд петь о ядерной угрозе.

- А что тебе нравится из музыки?

- Я слушаю разную музыку: от «Модерн Токинг» до хард-рока и «Наутилуса». Очень люблю Рода Стюарта.

- Вас часто сравнивают с «Модерн Токинг».

- Ну и зря. Мы делаем свою, оригинальную музыку. И потом, что это за мода такая всех со всеми сравнивать!

- Костя, как насчет «звездной» болезни?

- Конечно, мы немного изменились: другая жизнь, взрослые заботы, больше ответственности. Материально я больше независим. Но в душе мы ничем не отличаемся от своих сверстников… мы такие же «хулиганы».

На этой, несколько идиллистической ноте можно было бы завершить рассказ о юной группе, но события последних месяцев, раскручивающиеся, словно пружина детективного сюжета, взбудоражили не только поклонников поп-музыки, но и людей, от нее далеких. Возникла новая группа - «Ласковый май-2», созданная по образу и подобию ансамбля С. Кузнецова. Приставка - «2» появилась в названии совсем недавно, а до этого ловкие ребята, с чистой совестью бороздили просторы нашей необъятной Родины и исполняли почти весь репертуар оригинального «Л.м.», не забывая при этом набить мошну. Благо мало кто знал в лицо Юру Шатунова. Наконец, пришлось держать ответ, и выход был найден - всего лишь одна цифра - и все шито-крыто. Более того, руководитель «вторичных» Михаил Томилин выступил с публичными разъяснениями: «Этим названием мы хотели подчеркнуть, что работаем в том же стилевом направлении, что уже хорошо известная группа «Ласковый май», явившаяся, если можно так сказать, его родоначальником.… Существуют же в поп-музыке такие стилевые направления, как диско, реггей, электропоп. В какой-то мере словосочетание «Ласковый май» стало обозначением музыкального течения» («Вечерняя Москва», 28.12.1988). Убедительно, не правда ли? Самое интересное, что Юра Шатунов и его друзья вовсе не претендуют на роль родоначальников целого музыкального направления и вполне удовлетворены определением «диско» применительно к своему творчеству. Совершенно абсурдно звучат уверения лидера «двойников» в преданности музыкальным идеям Сергея Кузнецова, ведь точно так же бесцеремонно можно поступить с названием другой «родоначальной» группы. Правда, сделать это будет сложнее: придется иметь дело с опытными менеджерами, а не с учениками интерната. Можно и схлопотать!

Дальше - больше. М. Томилин продолжает свои невинные рассуждения: «У нас свой репертуар. Но Роман (солист группы, ровесник Ю. Шатунова. - Прим. авт.) в концертах, в основном по просьбам зрителей поет две-три наиболее популярные песни из программы «Ласкового мая». Оказывается, виноват-то зритель-простак. Ему все равно, хоть плюнь в глаза - все божья роса. И если Иосиф Кобзон назовет себя «Александр Малинин-6», то наш зритель непременно попросит уважаемого певца исполнить «Осторожно, двери закрываются», да еще с движениями.

Самое печальное во всей этой истории с двумя известными, что программа и название «Ласкового мая-2» были приняты и одобрены Союзконцертом - официальной организацией, стабильно выписывающей гастрольные удостоверения незадачливым имитаторам. Где еще возможны подобные фокусы? Вопрос поистине риторический. Сергей Кузнецов неоднократно информировал все мыслимые инстанции о запрещении исполнения его композиций, в том числе и якобы двух-трех «наиболее популярных». В правовом государстве, о необходимости которого мы сейчас говорим, подобные нарушения элементарных прав сурово караются. В нашем же музыкальном мире не изжиты еще круговая порука, халатная вседозволенность и полное безразличие. Настало время призвать шарлатанов и дельцов от музыки к барьеру и спросить сполна.

 

Неожиданный и знакомый "Ласковый май"

«Ласковый май» - одна из крупнейших музыкальных сенсаций последних лет. Многочисленные публикации, телепрограммы, бессчетные группы-двойники - как объяснить этот феномен в наше «перекормленное» музыкой время? Баловни судьбы? В какой-то мере, да. Но за фантастической удачей и ошеломляющим взлетом был огромный труд и точный расчет. Плюс - организаторский талант и настойчивость Андрея Разина.

А родился «Ласковый май» три года назад, в декабре 1986 года, в Оренбургском детском доме № 2.

- У меня перед глазами одна и та же картина: тихий дворик, медленно падают листья, сливаясь с облупившейся штукатуркой домой, и группа парней, передающих друг другу гитару, - вспоминает автор самых первых композиций группы Сергей Кузнецов.

Своей славой ансамбль обязан одаренному от бога певцу Юрию Шатунову. Существует официальная легенда, что первые свои шесть песен Юра спел, не снимая коньков, после чего снова ринулся в хоккейную битву.

- Лучше я не смогу все равно...

Прошел всего год, как родилась группа, а «Белые розы» в исполнении Шатунова звучали из миллионов динамиков по всей стране. Да и другие песни «Мая» стали известны не только в интернате. Причем на смотрах художественной самодеятельности Юра пел их вместо обязательных «про счастливое детство», вызывая гнев жюри и бурю восторга у юных зрителей. Оренбургские хит-парады начинают включать «Ласковый май» в свои списки. В местной печати появляются заметки об ансамбле, фотографии. А сибирские гастроли 1988 года были первым по-настоящему выходом «Мая» в свет.

Шло время. Юра Шатунов уже несколько раз спел «Белые розы» в «Утренней почте», фирма «Мелодия» выпустила миньон, песня из репертуара группы вошла в диск-гигант.

И вот тут в Оренбург и в судьбу группы буквально ворвался Андрей Разин, с чьим именем так много связано во взлете «Ласкового мая».

- Я сам когда-то воспитывался в детском доме, пытался заниматься музыкой, - говорит Андрей. - Знаю, как детдомовским детям, особенно на периферии, трудно устроиться в музыкальную школу. Ведь таких ребят обычно немного...

Андрей Разин перепробовал в своей жизни много - работал режиссером фольклорных коллективов, в ставропольских газетах печатались его статьи о народном творчестве. В 1983 году он обслуживал газопровод «Уренгой - Западная Европа», его встречали аплодисментами площадки Тюмени и Казахстана». Он ставил кукольные спектакли в детских садах и организовывал народные гуляния «Проводы русской зимы» с концертными номерами. - Однажды я понял, что надо остаться на эстраде.

К тому времени, когда Андрей приехал в Оренбург, чтобы хлопотать о переводе Юры Шатунова в Москву, в столице его уже знали тысячи зрителей и слушателей, восторженно приветствовавших ХП Всемирный фестиваль молодежи и студентов.

...«Ласковый май» - уникальное явление в нашей жизни, как бы чересчур придирчиво не относились к этому иные музыковеды и критики. Песни ребят из студии нашли многомиллионный и добрый отклик в душах не только молодежи, но и многих людей старшего поколения. Эти песни приносят радость, словно материнский голос трогают струны сердца, будят добрые чувства.

Зафиксирован случай, когда записи «Ласкового мая» принесли в клинику тяжело больным детям. И надо было видеть, какими улыбками расцвела палата, как ожили глаза ребятишек!

Может ради таких минут и стоит работать?!...

Будь вечным, «Ласковый май»!

Рекламно-информационный
вестник «FANSTAR»
1989 год

 

И я подумал...
за что я люблю «Ласковый май»?

 

Я люблю «Ласковый май» за...

За тот день или вечер, когда действительно был «Ласковый май». Мне было 16, а ей, о господи, 24, и от этой разницы она была еще прекраснее в желтой мини-юбке, в очках с толстыми стеклами, вечно в делах, опаздывающая на час, на два... жара, очереди за газировкой, и я жду на Пушке, вплавленный в асфальт, и знаю - придет! И от этого «придет!» такое на душе...

...И еще то, что когда все кончается и тебе 16, и уже все кончилось, ни звонить, ни ждать еще чего-то больше невозможно, нельзя, глупо, и ты идешь по улице, уже в ноябре, когда слякотно и знобит, и знаешь, насвистываешь какие-нибудь «Белые розы» или, наоборот, «Йеллоу субмарин» и знаешь: это только начало!

И еще я люблю «Ласковый май» за легкий пушок на ее губах, за вкус помады на своих - после, потом, за эту дикую прическу под мальчика, за нахальные глаза на бледно-скромном личике, за то, как она чертыхаясь, то и дело застегивает левый сапог, а он все равно расстегивается, и она чертыхается, потом роняет сумку в лужу и уже чуть не плачет, а я смотрю на ее синее пальто со странными огромными пуговицами, и...

И...

И за воздух подъездов - гнилой и тревожный, - где мы целуемся и отшатываемся друг от друга, когда внизу грохает лестница.

За свет настольной лампы на столе ее папы - все остальное мы потушили, - когда сижу как деревянный истукан, на продавленном диване и обливаюсь холодным потом от того, что в любую минуту щелкнет в двери замок и придут родители.

За грустное лицо мамы, когда, явившись в первом часу ночи, жадно поглощаю котлеты.

За непередаваемый запах бензина весной.

За белые розы, которые покупаю и бережно заворачиваю в газету «Комсомольская правда».

За...

Как зовут солиста? Ах да, Юра. Спасибо, Юра! Пой, Юра! Давай, Юра!

За что же я люблю «Ласковый май»?

За желание выброситься из окна, если она не позвонит сейчас же.

И - как ни странно - за холодную трезвую мысль в жаркой темноте улицы, подъезда или комнаты: господи, какая же она некрасивая! Но это ничего, это не страшно, потому что можно погибнуть даже за накладной кармашек на ее легкой кофточке, не говоря уж о чем-то более существенном.

...Вот за это! И только за это. Ура, «Ласковый май»!

Борис Минаев
Журнал «Пионер»

 

Пробовал ли устриц Юра Шатунов ?

 

В редакционном архиве — две большие коробки с письмами. Одна коробка — это письма поклонниц «Ласкового мая», в другой — письма протеста против засилья «Ласкового мая» на дискотеках, ТВ и т. д. Сразу скажу— первая коробка больше. Только это ничего, не значит. Почему? Вот вам для примера одно письмо от фанаток — фанок — поклонниц:

«Дорогая редакция! Пишут вам в 19-й раз девочки из города Москвы, Очень просим, напечатайте, пожалуйста, фотографию Юрочки Шатунова в фас и профиль, сообщите его точные данные — рост, вес, размер обуви. Если не выполните нашу просьбу, мы вас перестанем выписывать и уважать!»

Почему-то просьбы у поклонниц «Ласкового мая» почти всегда соседствуют с угрозой. Но дело даже не в этом. Дело в том, что такие письма составляют 2/3 почты от поклонниц «Ласкового май». И даже если бы мы хотели ответить на эти письма, можно ли сообщить данные Юрочки?! Мы бы напечатали, что он весит 50 кг, а он возьми и похудей или наоборот. Поклонницы «Костру» не простят такой «лжи». Да и Юрочка может обидеться.

Кстати, заметьте, нравится «Ласковый май» — девочкам, не нравится — мальчикам. Тем, кому нравится «Ласковый май», не нравится рок-музыка. Кто немножко смыслит в роке, не может слушать «Ласковый май». Вот что пишет в письме протеста Вадик К. из Минска:
«Сколько можно мусолить этот «Ласковый май»? Поначалу было интересно, как диковинка, но три года петь «Белые розы»? Сил нет слышать. Уже появился и «Розовый вечер», а шустрые «Веселые ребята» уже поют «Розовые розы». Мрак! Не жизнь, а «розовый сон».

Сережа Ковалев из Луги пишет: «Когда смотришь выступление «Алисы», «ДДТ», «Кино» с Кинчевым, Шевчуком, Цоем, хочется поговорить, вместе обсудить нашу жизнь, а Шатунов — он какой-то непостоянный. Хоть он и детдомовец, но я сомневаюсь, умеет ли он драться и играть в футбол».

Девчонки задают Юрочке другие вопросы:
Любит ли Юра кошек?
Чем он питается?
Ел ли устриц?
Кого предпочитает блондинок или брюнеток?
Любимый цвет (запах, звук) ?

Веселенькие вопросики, верно? Нужно ли на них отвечать? Но даже если Юрочка на них ответит, что от этого изменится? И потом, зачем о нем нужно знать еще что-то, кроме его песен? Песни он поет для вас — слушателей и зрителей, а его жизнь, его привычки, вкусы и пристрастия — это его личное дело. Вот вы представьте - к вам приставить телекамеру, и чтобы она вас постоянно снимала, с утра до ночи, каждый день, без перерыва. Ведь на сцене он такой, каким хочет казаться, а в жизни — такой, как есть. А это ох какие разные вещи.

Вот письмо Лены Л. из Ленинграда, одно из типичных писем, ощущение такое, что они пишутся под копирку: «Пусть говорят и пишут о нем все что угодно. Я ничего не могу с собой поделать, я Юрочку люблю... (слово люблю 10 раз)», Минутку - откуда такой трагизм? И зачем что-то с собой делать? Лена, люби себе на здоровье. Для того чтобы не чувствовать себя одинокой, лучше всего организовать с подругами фан-клуб «Ласкового мая» и любить Юрочку всем вместе, сообща. Ведь, в общем-то, он и поет, чтобы слушатели полюбили песни, им исполняемые. У эстрадной песни век не долог. Сегодня любят Юрочку Шатунова и его песни, завтра Женю Белоусова, послезавтра еще кого-нибудь. Надо разобраться, кого же ты любишь на самом деле — Юру или Образ, который он создает на сцене?
И потом, мне кажется, не стоит превращать первую любовь в «плакат на стене и взгляд с экрана» («Наутилус Помпилиус»).

Вот характерный отрывок из письма Нины К. из Петрозаводска: «Когда я остаюсь дома одна, я включаю на всю мощность магнитофон с Юрочкиными песнями, танцую перед зеркалом и представляю, как я пою вместе с ним на сцене. Я очень его люблю». По-моему. Нина любит не Юру, а его славу. А это называется не любовью. а тщеславием.

Мы бы, конечно, могли еще раз рассказать об истории создания группы «Ласковый май», о ее составе, гастрольных поездках, о том, какие гонорары получают музыканты за свои выступления. Но стоит ли еще раз повторять то, что уже сделали наши коллеги из «Пионерской правды», «Комсомолки» и других молодежных изданий? Может быть, поклонникам «Ласкового мая» проще сходить в библиотеку да и прочесть все, что их интересует? Тем более что, судя по орфографии большинства писем, в библиотеке (в отличие от дискотеки) фанаты бывают весьма редко.

А. ФИЛИППОВА
"Костер"

 

Несколько вопросов Юре Шатунову
Интервью по просьбе читателей

 

...Только-только смолкли последние аккорды песни, и вот уже немного запыхавшийся Юра Шатунов, солист самого популярного среди подростков ансамбля, вихрем влетел в гримерную:

- Всем привет! Что, «Ленинские искры»? Пожалуйста, с удовольствием отвечу на все вопросы ребят, мне нравится ваша газета!

- Юра, почти во всех письмах встречается один и тот же вопрос: «Почему Шатунов не лечится от хронического отита и запущенного бронхита, ведь он не сможет петь?» Почему же ты не лечишься?

- От чего? Когда я прочитал «Пионерскую правду», где все это написали, то не знал - плакать или смеяться. Все это неправда, я не болен и могу петь, в чем вы сами убедились на наших концертах в СКК.

- Многие спрашивают, что любит «15-летняя звезда», чем занимается в свободное время? И есть ли оно у тебя?

- Свободное время? Но я не знаю, что это такое. Все время уходит на концерты, учебу, записи, съемки. Правда, если выпадает минутка-другая, то с удовольствием играю в футбол или баскетбол. В Оренбурге я занимался еще и картингом.

- Книги, газеты, телевидение.

- Очень люблю сказки. Читать их могу день и ночь.

- А как ты относишься к группе «Ласковый май-2», которая исполняет твои песни?

- Обидно, конечно. Ведь столько сил было вложено в те же «Белые розы». Мне кажется, что пройдет время, и люди сами поймут, что здесь подделка - наш «Май» или «двойники».

- И, наконец, вопрос, который тоже очень волнует читателей: что же дальше, Юра?

- Скоро мы запишем новый альбом, сейчас сдаем зачеты за первую четверть.

- В ближайшее время мы не увидим «Ласковый май» на ленинградской сцене?

- Не знаю. Но мы еще приедем!

Александр Игудин
Газета «Ленинские искры»
25 марта 1989 года

 

"Звёзды" в мае
Для кого-то ласковом, для кого-то нет

 

Уже почти год разочаровываюсь в вашей газете. Почему нет «Ласкового мая»? Я без Юры жить не могу. Ну хотя бы в мае - «Ласковый май»!

Алина

У Юры плохое настроение

«Что с Шатуновым? Где он? Скажите хоть что-нибудь!» Письма и звонки подобного содержания уже полгода не дают нам покоя. Пришлось в срочном порядке брать билет на самолет и лететь в Сочи, где теперь проводит свое свободное время Юра Шатунов.

...Он почти не изменился. Только возмужал, окреп, стал выше ростом. Но осталось то же усталое выражение лица и светлые глаза с огоньком.

- Юра, у нас в Ленинграде тебя заждались...

- Я должен был приехать в конце марта, но там у Разина что-то сорвалось. Теперь я и не знаю, когда приеду. Ведь это не от меня зависит.

- Твой новый альбом «Метель в чужом городе» несколько разочаровал - ведь все эти песни уже исполняются группой «Мама» и Сашей Прико.

- А что мне собственно петь? Если хотите знать, «Метель» я пел еще 4 года назад в Оренбурге, а «Глупые снежинки» вообще писались для меня, а не для Прико.

- Почему «Ласковый май» распался на несколько составов?

- Мне кажется, что все остальные «маевцы» отошли от нашего стиля. Они пошли своей дорогой, а я продолжаю идти своей.

- Говорят, ты сам делаешь аранжировки, играешь на различных синтезаторах.

- Пробую потихонечку, но так, как хотелось бы, пока не получается.

- Что ты сейчас слушаешь?

- Практически ничего. Я устал от музыки. И вообще от всего. Мне надоели бесконечные перелеты, концерты, съемки. Сейчас я стараюсь никуда не ездить.

- Почему?

- У меня просто плохое настроение.

Александр Игудин
Газета «5 углов»
рубрика «Фан-подвал»
май 1990 года

 

Андрей Попов

Эксклюзивное интервью

   Андрей, мы хотели бы знать, как Вы познакомились с Юрой Шатуновым?

   Ну, о том, как именно произошло знакомство, я думаю - это не обязательно рассказывать. Просто наступил определенный момент, когда мне было необходимо туда приехать, а дальше понеслось-поехало. Дело в том, что Юрка оказался таким человеком, который обладает чем-то таким, только ему одному свойственному, что к нему сразу притягивает. После одного общения с ним по любому поводу, требуется второе через какое-то время. Я заметил то, что, допустим, у меня, вот, плохое настроение, что-то на тебя давит, не находишь себе места… Но стоит только с ним о чем-то приколоться, поговорить и все, сразу как рукой отшибает, - такой он человек.

   Какие у Юры любимые занятия в свободное время?

   Любит, в первую очередь, сидеть за компьютером, играть в футбол, порыбачить. Но самое главное для него, думаю, - погонять на автотранспорте в дело и не в дело. Кстати, ездит он практически на всех видах транспорта, начиная от мотоцикла и заканчивая троллейбусом.

   Извини, я тебя перебью, вспомнился такой слух: когда снимался клип на песню "Всё напрасно", Юра умело так управлял вертолетом… Он что действительно умеет управлять вертолетом?

   Сказать по правде? Для того, чтобы уметь управлять какой-то техникой необязательно иметь для этого соответствующий документ. Юра знает как взлетать, управлять, садиться… Как им управлять и я отлично знаю, потому что непосредственно там работал. Клип снимался в Сочах, там эксплуатировался вертолёт спасательной авиации.

   Поговорим о "Рождественских встречах". После них ты стал известен тусовке как охранник, приводящий тусовку в ужас, терраризирующий её. Что ты можешь сказать в оправдание по этому поводу?

   А что я могу сказать? Если у некоторых не хватает ума и они не могут понять, что это моя работа и ответственность за своего подопечного. Я не такой агрессор, как про меня распускают слухи. Сам я уважаю людей с умом, даже среди фанаток, а необезумевших, которые переступают все грани.

   Нам интересно: что же было за кулисами?

   Ну, что можно рассказать? Иногда кое-что случалось. Как-то раз Аркадий Кудряшов запустил в гримёрку несколько фанаток, жаждущих Юриного автографа. Время он им дал всего полминуты, чтобы Юрка расписался и быстренько их выпроводить, так как кто-то должен был прийти взять интервью. После мы спокойно ждали визитёров, прошло где-то с пол часа. Аркадий отошёл от входной двери и как-то мошинально приоткрыл дверь в умывальник. Как вы думаете, что там было? Одна из тех фанаток, что заходила за автографом, в застывшей позе и улыбаясь, с невинным взглядом стояла прямо на унитазе! Возникает два вопроса. Первый - как она умудрилась туда проскочить? Второй - каким образом она оттуда cобиралась выйходить, на что она расчитывала?

   И как же она оттуда вышла?

   Ну как? У всех естественно опустились руки и отвисли челюсти, а та девушка - с независимой походкой, благодарно смотря, спокойно удалилась из гримёрной.

   Расскажи о Юрке, какой он на самом деле?

   Хотите правду? Это человек, которого нужно носить на руках! Я так говорю, потому что достаточно его знаю, даже, может быть, побольше чем те, кто с ним чаще общается. То, что какие-то ходят слухи, то, что пишут - это все далеко от действительности. У него очень много хороших знакомых, друзей, фанатов, но всё равно истину мало кто знает и понимает. Я почему так уверенно за себя говорю? В жизни я научился распознавать людей, на это были причины. Его - Юрку, нужно понимать и если кто-то видит его с недовольным лицом, неразговорчивым, то значит, будь кто-нибудь другой на его месте в этот момент, в лучшем случае - был бы в истерике, а то и вообще… У него титаническая выдержка и воля. Он никогда о своих бедах никому не скажет, не пойдёт плакаться в жилетку, - такой он человек. Потому, что у него была такая жизнь. И это первое за что я его сильно уважаю. Это очень честный, искренний, добрый парень. Это человек, у которого напрочь отсутствуют такие черты, как предательство, зависть, жадность, злопамятность. Юрка сам по себе очень простой человек, на свою суперпопулярность он практически не обращает внимание, хотя, всё-таки, по-своему таланту он превосходит всю основную эстрадную аудиторию. И это была основная причина того, что правленцы шоу-бизнесовской мафии вставили ему палки в колёса. Их пожирала зависть к пацану, который намного моложе и, перепрыгнувший их на десять ступеней вверх. Вот и всё. Потом были такие несчастливые совпадения из-за которых его так долго не было слышно, но слава Богу, всё закончилось. Ждём его выхода. Он сам мне сказал по телефону, что вот-вот… Ну, что ещё? Я действительно Юрку как уважал, так и уважаю до сих пор, для меня он каким был - таким и остался. Я желаю ему только всего самого наилучшего.

Инна ШЕЙКИНА.
(Наш специальный корреспондент).
г.Волгоград

 

1995

 

Ина Велекуна

А цветы остались на капоте…

(интервью с Юрием Шатуновым)

   Мы стоим на перроне Рижского вокзала в ожидании московского поезда, а точнее человека, который не нуждается в представлении. В руках белые розы и фотоаппарат.

   Поезд прибыл. Девчонки окружили вагон и ждали, с замершим дыханием, появление Юры. Стоило ему только показаться в дверях вагона, как из рядов поклонниц раздались крики радости и восхищения.

   Юра был таким же, как и пять лет назад (именно столько он не выступал в Риге), обаятельным, привлекательным, с такой же очаровательной улыбкой и одновременно – другой: повзрослевший, возмужавший…

   Юру моментально окружили, завалили просьбами расписаться. Я протянула ему фотографию шестилетней давности. Юра, увидев её, усмехнулся.

   -Не нравится? – спрашиваю.

   - Да, нет…

   -А почему такая усмешка?

   - Да так, шутка. – улыбается Юрий и отдаёт мне фото, я же взамен протягиваю белую розу и спрашиваю:

   -А поцеловать-то тебя можно?

   Юра ничего не ответил, просто улыбнулся: "А почему бы и нет?" – было написано на его лице. Я его поцеловала в щёчку. Он, улыбаясь, показывает пальцем на щёку:

   - А помада осталась?

   Затем с перрона пошли на автостоянку. За считанные секунды машину окружили, пришлось кумиру продолжать раздачу автографов.

   Навязчивая идея фанатов не просто взять автограф, но ещё и с пожеланиями. Я не исключение:

   -Юр, напиши просто что-нибудь.

   Юрий недолго думая, поставил в блокноте крестик.

   -Ну, Юра… - обиженно начала я.

   - Это же и есть "просто".

   -Напиши что-нибудь. Например, Иночке от Юрочки.

   Юра взглянул на меня ослепительной улыбкой:

   - Иночке от Юрочки?

   Так и написал.

   Наблюдая, как Юра расписывается раз в сотый, предлагаю ему:

   -Тебе не нужен дублёр для раздачи автографов?

   - Ты на его место пойдёшь?

   -Конечно.

   - Только на родном надо будет расписаться, так прикольнее.

   В толпе раздался смех. Юру оторвали от раздачи автографов и усадили в машину. А подаренные цветы остались лежать на капоте машины.

   -Юр, ты цветы забыл. – Маша протянула букет Юре.

Ина ВЕЛЕКУНА,
г.Добеле, Латвийская Республика.

 

Рижские гастроли

С. Юрович

Предлагаем вашему вниманию запоздалый, но обещанный нами в прошлом номере, репортаж о гастролях Ю.Шатунова в г.Риге 28 мая 1995 года.

28 мая, вечер. Фойе постепенно заполняется людьми. Возраст? Разный - от 16 до 20 и старше.

Начался концерт с небольшим опозданием. Все шутки дяди Володи, старавшегося занять публику, затем выступление группы "Био", - были просто несносны и длилось это, кажется, целую вечность. Словно Юру не хотят нам представить, оттягивая его выступление. Но вот среди шуток дяди Володи слышится: "Встречайте - Юрий Шатунов!" Визги, крики, аплодисменты... Чувство нереальности происходящего. Будто бы не знаешь кто сейчас должен появиться...

Вот ОН!.. Состояние непонятное: слезы, радость, смех... Вышел тот, ради которого все пришли, кого ждали. Появился ОН, чей образ был всегда перед глазами, мысли о котором не покидали ни на минуту. Все спуталось от счастья и захотелось закричать. Глаза следили за каждым его движением, не веря в реальность, будто бы боясь, что вот-вот он исчезнет и ощущение праздника сменится разочарованием. Но ОН был, ОН пел! Первая песня для Юры была испытанием. После длительного перерыва встретиться со зрителями, выйти на сцену - означает почти тоже самое, что и выйти первый раз. И не важно, что его любили, для него важно было полюбят ли его сейчас, такого, каким ОН стал.

Вот ОН стоит, лицо полное страха, испуга. Нервно держа в руках микрофон, как утопающий держится за соломинку. Глаза смотрят холодным взглядом в одном направлении, будто бояться посмотреть в сторону и увидеть нечто такое, что может его испугать. Песня спета. "Всем привет!". Именно эти слова, присущие только Юрке, напомнили "Белые розы", вернули на миг в прошлое. Начиная новую песню, он как бы вздыхал с облегчением, зная, что за время пока он поет, ничего непредвиденного не произойдет. Но и во время перерывов между песнями ничего страшного не происходит, все как обычно - несут цветы, целуют кумира и уходят. И он выходит из стрессового состояния. Все чаще и чаще на лице появляется знакомая обворожительная улыбка. Юрины лукавые глаза начинают бродить по залу, появились знакомые движения.

Обстановка на концерте заставила перенестись во времена "Мая", когда девчонки ломились на сцену, чтоб хоть на шаг приблизиться к кумиру. Но здесь все по другому: поклонницы подросли, да и Юра уже не тот испуганный мальчик. Даря цветы уже не тому "майскому" мальчику, который шарахался от своих поклонниц, а этому повзрослевшему юноше, - можно утонуть в его лучисто-синих глазах, таких теплых и искренних.

Кажется, Юра совсем расслабился, но все же в слове "спасибо" чувствуется внутреннее напряжение. Вот и последняя песня. Так быстро закончился концерт, но расставаться совсем не хочется. Хотя у Юры, пожалуй, такого чувства не было. Он как можно быстрее собирает по дороге за кулисы цветы и поцелуи опоздавших поклонниц. На его лице сияет радость и чувство полного удовлетворения. Пусть концерт не прошел с аншлагом, но после такого длительного перерыва и это мед для изголодавшихся поклонниц и самого Юры. Зрителей можно разделить по группам: фанаты, которые любят Юру несмотря ни на что, поддерживают его и верят в творческий успех; бывшие поклонники, которые подросли и забыли те пылкие времена своей юности, но тем не менее пришли вспомнить прошлое. Ностальгия! И те, которые пришли просто "из спортивного интереса" лицезреть того, который покорил тысячи девчонок, который нужен, его ждут, помнят и любят.

Не важно, что не произошло чего-то такого, что могло произвести особое впечатление. Главное - что это был концерт Юрия Шатунова. Этим, я думаю, сказано все. Хочется верить, что этот первый концерт после "творческого застоя" будет иметь продолжение. Пусть кажется, что все это было во сне, но сознание возвращает в реальность и на душе становится еще радостнее.

 

 

1996

Снова вместе - ДОЖДАЛИСЬ!

Анна Щетинкина, Сергей Дмитриев
(1996г.)

С тех пор, как "Ласковый май" прекратил свое существование, прошел не один год и не один раз в душе наступал Май, быть может, тоже Ласковый, но уже не тот. Времена менялись, менялись и сами поклонники. Большинство из них за эти годы научились объективно оценивать, как прошлое, так и настоящее. Перелистнув страницы памяти лет на пять назад, многие с удивлением замечали себя в будущей толпе фанатов, а что-то уже совсем казалось не доступным пониманию и чаще всего вызывало улыбку. Но иногда воспоминания скрашивались чувством светлой грусти, несущей в себе сожаление о том, что хотелось бы вернуть, но нет смысла возвращать: время не то. Однако, не зря говорят: "Будет и на нашей улице праздник!". Неужели будет?.. Одни, задавая себе этот вопрос, уже равнодушно отвечали: "Что ж, пусть будет!.." Другие же с наивной искренностью верили в это самое "будет" и просто ждали... И дождались.

Снова с экранов телевизоров заулыбался обаятельный кумир конца 80-х, появившийся с двумя видеоклипами и магнитоальбомом "Ты помнишь...", записанном на "PoIyGram"е. Конечно, о старых добрых временах "Ласкового мая" не могло быть и речи, однако такое явление Юры народу не обошли вниманием ни пресса, ни те, кто так или иначе "ЛМ" помнили.

Вслед за Шатуновым появились другие бывшие "маевцы" - Сергей Серков и Андрей Шестаков со своим новым проектом "Два капитана" и непосредственно с концертами. А дальше...

Дальше о выпуске магнитоальбомов заявили Володя Шурочкин и Андрей Разин.
Новый-старый альбом последнего под названием "Эльдорадо" уже появился в продаже. А.Разин, все бывшие и настоящие должности которого невозможно запомнить и тем более перечислить, продолжает деятельность на "политической сцене", решил вернуться на музыкальную. Об этом решении он поведал журналистам в программе "Акулы пера". Свое возвращение к музыкальной деятельности Андрей связывает непосредственно с политикой и грядущими президентскими выборами и "нельзя так грубо бросать своих фанатов", в частности. Тем же "Акулам" Андрей утверждал, что не связывает с музыкой никаких крупных творческих планов, потому что главное для него - хозяйственная работа, а данный шаг - своеобразная отдушина.

Но вернемся к политике и выборам, которые не за горами. Как уже сообщалось в средствах массовой информации, Андрей Разин полностью поддерживает предвыборную программу Геннадия Андреевича Зюганова, лидера компартии России, и в этой связи "сделает все, что бы молодежь поверила этому человеку и поддержала его на выборах". Что бы проделать эту адскую работу по агитации молодого поколения за вышеназванного кандидата в президенты, Андрею пришлось забыть все прошлые ссоры и обиды и собрать снова вместе всех бывших "маевцев".
Парадокс, но все согласились с ним, что наиболее здравомыслящего, думающего только об интересах своей Родины и народа, чем Г.А.Зюганов - сегодня нет.
Зюганов - это не Брежнев и не Ельцин, за словом в карман не лезет, говорит по существу, никогда не выглядит смешным на телеэкране. Зюганов - это созидатель, а не продавец своей страны! Именно за эти и многие другие положительные качества "Ласковый май" будет агитировать на своих концертах, которые пройдут в преддверии выборов в городах России, голосовать за Геннадия Зюганова.

... На мой взгляд, А.Разин сейчас меньше всего похож на великого комбинатора всех времен и народов (то бишь Остапа Бендера), не каждый также сможет представить такого солидного человека, занятого в стольких сферах деятельности, - с микрофоном в руках, но тем не менее, это так.

Так что же получается? За последний год "Ласковый май" дал о себе знать, пусть не буйно, как когда-то, а постепенно, пусть по разнородным частям, а не как нечто могучее и единое, коим его многие помнят и вновь увидят в ближайшие месяцы.

Выходит, "Ласковый май" возвращается? Да!

 

 

1999

"Белые розы" в "Стратосфере"

Акулина Перова

Шоу в "Стратосфере" посвятили цветам жизни - то есть женщинам. А в доказательство любви шампанское раздавалось бокалами, цветы - горстями, воздушные шары - гроздьями, 50-килограммовый торт - тарелками, а кока-кола - ящиками.

Но цветочное шоу, кроме ранее описанных, имело еще одну деталь: мало кто обратил внимание на паренька в стильных очках, рэпперских штанах и кепочке "Кенга". Так что кумир всех девочек Советского Союза, затянувший однажды "Белые розы - беззащитны цветы", просидел в Стратосфере до трех часов почти инкогнито и почти без охраны. Несколько поклонниц и журналистов, узнавших того самого "мальчика №1", с блеском отбрила самая обычная девочка - в мохнатой маечке и узких джинсах, каких в "Стратосфере" - куда ни кинь усталый взор.- Мой секьюрити, - улыбнулся певец культовых "Белых роз", ну естественно - Юрик Шатунов.

Газета "СМ - номер один",
г.Иркутск,
12.03.99г
.

 

В конце 80-х - начале 90-х группа "Ласковый май" колесила по стране, покоряя сердца миллионов поклонниц. Один выход на сцену Юры Шатунова сопровождался девичьими истериками и обмороками. Скандальные истории в прессе, сплетни, слухи. А затем... тишина. Спустя несколько лет Шатунов всплыл вдруг на "Рождественских встречах", а затем вновь пропал. А совсем недавно объявился... в Иркутске, где дал единственный концерт в ночном клубе. Там же живет его давний друг Борис Рожанский - владелец студии, на которой 25-летний экс-солист "Ласкового мая" пишет новый альбом.

- Юра, где же ты сейчас живешь?

- И в Москве, и в Сочи, и в Иркутске...

- Не женился?

- Нет.

- Говорят, что ты теперь даешь интервью только по факсу... Во всяком случае так было написано в одной газете.

- На самом деле просто не о чем было говорить. О чем говорить, если все плохо? Должно же быть что-то хорошее. Неинтересно вспоминать то, что было. Имею в виду период "Ласкового мая" (а все разговоры с журналистами неизбежно свелись бы к этому). Конечно, тогда было очень хорошо, может быть, даже супер! Но того уже не вернуть. Сейчас для меня важнее то, что происходит и что будет впереди.

- Андрей Разин часто давал интервью. А тебя ограждали от этого?

- Он так много говорил, что я не успевал ничего сказать (смеется). Все распределялось четко: один пел, другой давал интервью. Разин был директором, он брал на себя все, что было связано с прессой, телевидением и радио. До меня корреспонденты очень редко добирались. Правда, сказанное часто так перефразировали, что было далеко от истины. Мы, читая, удивлялись: неужели я так говорил? И гадости писали. Но, как говорится, плохая реклама - тоже реклама.

- Говорили, что Разин, став импрессарио группы, начал делать на тебе деньги...

- Ой, кто на мне только не зарабатывал?! Когда по стране ездили восемь "Ласковых маев" и "косили "бабки"... Было и такое: подхожу к киоску звукозаписи и слышу: "О, Шатунов, возьми деньги". - "За что?" - "Ты знаешь, сколько я на тебе заработал?" - "Да ладно, говорю, оставь себе, раз заработал". (Смеется.)
Говорят, что мы много денег в то время заработали. Но никто не знает, как я порой прогорал, чтобы рассчитаться: две машины звука, две машины света выезжали из Москвы куда-нибудь за три с половиной тысячи километров! Мы не просто "косили "бабки" и уезжали, мы думали о том, чтобы люди, покидая зал, хотели прийти на концерт второй раз. По крайней мере, за все время гастролей ни один человек не подошел и не сказал, что было плохо. Этим я могу гордиться.

- Стадионы, поклонницы, море цветов... Как тут не избежать, тем более совсем еще подростку, звездной болезни?

- У меня была хорошая школа - детдомовская. Там не дают зазнаваться: не теряй головы, а то утонешь. Я общался со всеми одинаково - с техником, директором, звукорежиссером, дворником - со всеми кто работал в зале...

- А поддерживаешь отношения с Разиным? Или до сих пор на него обижен?

- Очень редко созваниваемся. А обиды с годами забываются. Но все равно, сегодня у нас уже не те отношения. Мне гораздо интереснее общаться со звукорежиссерами, с поэтами и композиторами. Это люди моего круга, и мы быстро находим общий язык. А у Разина сегодня другие интересы.

- Что стало с ребятами из "Ласкового мая"?

- Понятия не имею. Но я был приятно удивлен на днях, когда спустя несколько лет мне вдруг позвонил мой первый композитор Сережа Кузнецов (это он написал "Белые розы", "Розовый вечер", "Седая ночь", "Глупые снежинки"...) и предложил поработать вместе. Договорились встретиться.

- Сейчас множество "мальчишечьих" групп. Как ты считаешь, кто-то повторил успех "Ласкового мая"?

- Достаточно близко - "Иванушки". Если бы не кризис в стране, они достигли бы большего: имели бы грандиозный успех! Если бы это было в то время, когда "стрельнул" я, то есть когда деньги были деньгами, когда люди ходили на концерты, не боялись за своих детей...

- В то время у вас почти не было конкурентов.

- Абсолютно. Но я не "упал", а ушел на самом пике.

- Почему ушел?

- Так надо было. Наверное, у каждого человека бывает такая ситуация в жизни, когда он останавливается и смотрит, что сделал и что делать дальше, как жить, к чему стремиться... У меня был как раз такой период. Я выбирал, чем мне заниматься. И выбрал музыку.

- Чем же ты занимался все эти годы?

- Работал. Писал музыку, стихи, отдыхал. Я тогда отработал столько, что мне, наверное, можно отдыхать пожизненно. Не в плане финансовом (денег-то как раз всегда не хватает), а физически. Сколько концертов мы давали в день по восемь порой! И первый - в восемь утра. Не поверите - полный зал был. В свое время мы сделали пусть не грандиозное, но все-таки открытие. У нас была своя линия, свои особенности, нас узнавали.

- Но ведь пели-то, наверное, под фонограмму?

- И под фонограмму тоже. Ни один супервокалист не выдержал бы такой нагрузки, такого количества концертов. Связки-то садятся. Кто сможет нормально петь в восемь утра? Ближе к вечеру, после второго-третьего концерта, когда распоешься, можно уже работать и "дабл-трек", и "минус один". Сейчас мои концерты под фонограмму не проходят. Вообще же считаю, что каждый вправе выбирать для себя сам, как ему работать.

- Не соскучился по популярности?

- По былой - нет. Что было, то было. Скучаю по... будущей популярности. Я стремлюсь сейчас к тому, чтобы сделать проект не хуже того, что было, даже чуть-чуть лучше. Уверен, что получится.

Светлана МАЗУРОВА,
Иркутск.
("АиФ - Я молодой"
№ 20-21 - май 1999г.).

 

2000

 

"ЛАСКОВЫЙ МАЙ"

"Иванушки", "Мошенники", разнообразные "Охо-хо", "Ух-ты-ах-ты" - нервно курят в стороне при их упоминании, Александр Любимов давным-давно строжайше запретил их показы в программах компании "ВИД", Алибасов, раскрутившийся благодаря этой группе, более того, распихивающий свои малоинтересные опусы по их альбомам, теперь заявляет, что и слыхом не слыхивал о ком-то "популярнее НА-НА", на некоторых радиостанциях, включая нашу родную, которая "самое лучшее из России. От всей души", на песни этой группы наложено табу... А она ведь может вернуться, заставив снова задрожать сердца миллионов поклонников их "примитивных, сопливых песенок". Первые слухи о воссоединении группы появились чуть ли не в день их распада. Хотя, если честно, группы-то и не было: был Юрий Шатунов и был Андрей Разин. Все остальные никогда не имели особого значения. Сейчас эта разношeрстная братия "музыкантов" занята делами совсем иного рода: например, "ударник" Серков таскает мебель на разнообразных выставках, изредка крутит барабанными палочками в группе "Чернила" незабвенного Сергея Кузнецова, автора "Белых роз", "Розового вечера" и огромного количества хитов как "Ласкового Мая", так и других исполнителей. Константин Пахомов, исполнитель хита "Лето обмануло нас", занимает руководящий пост в фирме по производству мороженого. Саша Прико занимается торговлей на ВДНХ. Игорь Игошин и Михаил Сухомлинов убиты - первый в драке, второй при неизвестных обстоятельствах. И это только те, кто действительно имел отношение к тому "Ласковому Маю", каким он полюбился огромной тогда стране СССР. Это позже, под руководством Великого и Ужасного Разина, группа расползлась до таких размеров, что "Стрелки" просто отдыхают. Была группа, был ажиотаж, были полные стадионы, было всe, чего только может пожелать мальчишка, несколько лет назад не имеющий представления о таком чуде, как видеомагнитофон, но Юрий Шатунов оказался не таким жадным пацаном, как на то рассчитывал Разин и Ко. Шатунов ушeл - группы не стало. Это сейчас мы можем услышать - "нет, мы расстались друзьями, просто решили уйти на пике", но тогда мы слышали совсем другое. Тогда Юра обвинял Разина во всех смертных грехах - от кражи его, Шатунова, паспорта, до полной творческой импотенции... Андрей же разоблачал Шатунова, укоряя его в уклонении от службы в армии, краже денег всего "Ласкового Мая" и присвоении дома в пригороде Сочи, побывав в котором, Алла Борисовна Пугачeва воскликнула: "Я 20 лет вкалываю, а тут появляется пацан, которому всe само в руки идeт, да ещe в таких количествах!" Надо, кстати, отдать должное Пугачeвой - она была первой, кто, плюнув на уговоры и, говорят, даже угрозы Разина, взяла да и пригласила юное дарование на свои "Рождественские встречи", одним словом - бунтарка она во всeм бунтарка. Это был, пожалуй, редкий случай, когда нельзя было быть уверенным, кого ждут зрители: Шатунова или Пугачeву. Время шло, Разин, видимо, смирившийся с непоколебимостью Юры в вопросе о возвращении в "Ласковый Май", осел где-то в Ставрополe, где стал одним из многочисленных политиков, завeл хозяйство, изредка выезжал в Москву, чтобы поучаствовать в телепрограммах о детдомовских ребятах и поддержать "дядюшку Зю" в его предвыборной кaмпании, выпустил два никем не замеченных альбома и пропал... Шатунов же пытался вернуться. Появление у Пугачeвой дало ему шанс. Несмотря на козни бывших товарищей по цеху, в 1994 году на студии "Полиграм-Россия" выходит первый сольник Юрия Шатунова - "Ты помнишь". В том же году после единственного выступления, прошедшего в Риге, Юрий снова иcчезает. В 1996 году на студии "SBI-records" выходит сборник хитов "Ласкового Mая" в ремиксах - "Второе дыхание". Сам Шатунов остался доволен записью, чего не скажешь о поклонниках группы - слишком непрофессиональны, длинны и безлики оказались ремиксы неких В. Родионова и И. Афанасьева. В том же году "ЛМ" возвращается... Нет, это был всего лишь концерт в поддержку Зюганова, но что творилось в тот день в здании Театра на Таганке и за его пределами! Фанатки носились по Москве с плакатами типа "Зюганову без Шатунова не победить!". Потом были концерты, собравшие всех ласковомаевцев, посвящeнные 10-летию группы, прошедшие на родине "Ласкового Mая" - в Оренбурге. И опять тишина... Разин то в политике, то в попытках оживить "Ласковый Май" без Шатунова с новым солистом - неким И.Годуновым. Шатунов же перенeс сложнейшую операцию на глазаx, операция певцу ничего не стоила - врачи клиники, узнав, кто их пациент, решили сделать кумиру 80-х подарок. Сейчас Юрий работает над новым альбомом на студии своего друга по группе - Бориса Рожанского, в Иркутске. Рабочее название нового сольника Шатунова - "Дневник". Сам Юра обещает, что в альбоме будет много танцевальной музыки и "чуть-чуть грусти". Шатунов всячески подчeркивает, что это будет его сольный альбом, а Разин, в свойственной ему манере рассказчика сказок на ночь, вещает с новых сборников старых песен, что скоро мы услышим "новый альбом Юрия Шатунова в группе "Ласковый Mай". На сцену уже вернулись и легендарные "Modern Talking" и С.С.Catch, "Eurhythmics". Несколько раз уходили и возвращались Пугачeва, Тeрнер, Мадонна, а "Ласковый Май" - "то вздохнeт, то помрeт". В начале 90-х Андрей Разин написал книгу "Зима в стране "Ласкового Мая", а в одной из их первых песен есть слова: "...нам кажется длинной зима-зима, но ласковый май вступит в права...", так, может, мы ещe станем свидетелями возвращения себе прав группой, популярность которой заставила насторожиться даже несравненную Женщину, которая поeт? И мы услышим ещe такое родное, откуда-то из детства знакомое шатуновское: "Всем привет!"

Дмитрий ЗАТЫНАЙЧЕНКО

 

Это «Ласковое» бессмертие…

На дворе 2000 год… Говорят, что чтобы отличить настоящие произведения от халтуры надо подождать, время все расставит по местам… Прошло 13 лет с момента триумфального шествия группы «Ласковый май» по стране. А их песни и сегодня составляют реальную конкуренцию почти всей современной российской поп-музыке.

Что такое «Ласковый май» ? Пожалуй, только кто-то из совсем молодых читателей может задать этот вопрос.

Давая определение «Ласковому маю», скажу так: В Англии - “The Beatles”, в Швеции - “ABBA”, в Германии - „Modern Talking“, на просторах всего бывшего Союза – «Ласковый май». Причем «Май» имел колоссальный успех и во всех странах Восточного блока. Каждый второй молодой поляк напоет вам сейчас «Белые розы».

Я специально опросил продавцов аудио записей с вопросом «Что сейчас в 2000 году пользуется наибольшим спросом». В первую пятерку попали «Чернила» (новый проект Сергея Кузнецова - автора большинства песен «Мая») и старый добрый «Ласковый май», причем по заверению продавцов он очень устойчив в этой пятерке со времени своего создания и это при 100% отсутствии рекламы !!! Невольно думаешь, что хороший товар в рекламе не нуждается.

Окунемся немного в воспоминания…

1989 год…Концертный зал одной из Прибалтийских столиц республик бывшего Cоюза. Зал забит до отказа, народ бурлит, у всех мощнейшее чувство праздника. Очень разная публика от 3-х до 60-ти лет. У кого-то уже истерика, кто-то пустился в пляс. Взоры всех обращены на сцену. Нет, это не очередной съезд религиозной секты…Там на сцене в белом дыму с разноцветными переливами от прожекторов группа подростков и их автор - композитор и поэт - Сергей Кузнецов со своим вторым после «Ласкового Мая» проектом – группой «Мама».

Словно специально с совершенно запутанным в морской узел проводом микрофона солист Саша Прико неистово тянется к поклонникам на край сцены, но злосчастный провод не пускает, и истерия в зале доходит до апогея.

Крики, счастливый визг и рев поклонниц едва не заглушают на пределе работающие динамики. Но в зале много и поклонников, которые немного сражены реакцией прекрасной половины человечества, но тоже вовсю сопереживают концерту…Родители, явно удивленные такой реакцией своих чад, начинают пританцовывать.

В чем же причина такой безумной популярности? Ее пытались понять и анализировать все кому не лень. Вычислить заветную формулу и затем безуспешно копировать? Но дело это неблагодарное, потому что любая копия навсегда останется лишь копией….

Впервые, на самый пик всех мыслимых и немыслимых хит-парадов, вырвалась действительно народная группа. Каждому поклоннику «Ласкового мая» казалось, что он знает слова любой песни, даже если она только впервые исполняется. Слова песен появлялись словно из глубины сердца. Добавьте сюда мелодичное и доброе звучание, четкий ритм (без вздохов, возгласов и стонов), и вы поймете, что «Май» просто не мог не стать лидером музыкального рынка.

Золотая троица Кузнецов-Шатунов-Разин творила чудеса. И это не удивительно, ведь каждый занимался своим делом: Кузнецов писал замечательные добрые песни, Шатунов умел исполнить это так, что никто не мог остаться равнодушным, а Разин умел все и всегда организовать и правильно подать на суд публики. Кстати, о равнодушии… Говорят, что бездарно то, о чем не говорят… Все кто слышали хоть раз «Ласковый май» разделились на два лагеря поклонники и ненавистники, равнодушных просто не было. Сейчас в 2000 году продолжают действовать многочисленные фан-клубы «Ласкового мая», где можно найти практически все связанное с творчеством этой группы. Самые модные и прогрессивные ди-джеи по-прежнему крутят в танцевальных залах «Ласковый май», пускай часто и не в самых удачных ремиксах.

Снова воспоминания…

Все тот же город, но уже 1993 год. Народ, уже начавший забывать о перестроечных очередях, с раннего утра выстроился в кассы концертного зала, на скромной черно-белой афише написано «Здравствуй «Ласковый май». Концерт Юрия Шатунова».

Снова сверкающие от радости глаза зрителей, один хит сменяет другой. Редким фанаткам удается прорваться на сцену, чтобы лично подарить цветы солисту или повязать ему на шею платок. Грозный телохранитель постоянно на чеку. В зале атмосфера полнейшей эйфории и все такая же разношерстная публика, много людей на инвалидных колясках с сопровождающими.

Но концерт, совсем недлинный, около 1,5 часов, а энергии у фанатов еще как минимум на один день. Сразу после концерта толпа зрителей чуть не сметая двери концертного комплекса несется к черному ходу, откуда вот-вот должен отчалить виновник всего происходящего.

Черная «Чайка» с личным шофером уже наготове. Десяток охранников, море поклонников и просто любопытных. Выйти из комплекса через черный ход просто невозможно, не говоря о том, чтобы дойти до машины… У сотни поклонников в руках плакаты-календари и авторучки для автографа. Проходит полчаса. Амбал-телохранитель безуспешно пытается проложить дорогу к автомобилю, по мере своего продвижения его пытаются разобрать на сувениры… Рискуя остаться в костюме Адама, ругаясь, он возвращается к черному ходу. Директор концертного зала выходит к народу и умоляет успокоится, но только подливает этим масла в огонь.

Вдруг кто-то выходит, толпа в порыве чуть не выдавливает металлическую стену со стеклами. В толпе истеричные крики «Юра!», «Юра!», но это не он. Голова с сединой в толпе – лишь конферансье прошедшего шоу, диктор Останкино, знакомый всем по программе «Спокойной ночи малыши», - Дядя Володя, Владимир Ухин. Народ, уставший дожидаться своего кумира, набрасывается на ведущего, засыпая вопросами. Дядя Володя раздает автографы и очень неохотно отвечает на вопросы. Наиболее «продвинутые» фанатки не унимаются «А Юра курит?», «А у него девушка есть?», «А он не голубой?». Дядя Володя отвечая на эти вопросы, разрушает всякие грязные слухи... Толпа скандирует «Юра!», «Юра!», а Юры все нет…

Вдруг появляется марширующий отряд внутренних войск, вызванный для обеспечения порядка. Довольно быстро солдаты создают коридор от дверей концертного зала до машины. Толпа ревет и стонет. Повторю, все это происходит в одной из столиц Прибалтики, народ которой отличается крайней сдержанностью и полным отсутствием горячего темперамента. НО ВДРУГ распахиваются двери, поднимается не поддающийся описанию крик и визг… И что же мы видим! Амбал-телохранитель буквально выносит завернутого то ли в куртку, то ли в плащ-палатку, словно «Кавказскую пленницу», Юру. Все происходит настолько быстро, что никто не успевает ничего сказать или понять. Но лишь только захлопываются двери машины, как задние колеса «Чайки» взмывают в воздух – поклонники подняли машину… Шофер страшно ругаясь через щель приоткрытого окна пытается завладеть ситуацией, на его лице нешуточный испуг. Машина выписывает невероятные виражи, но пока в воздухе. Но вот поклонники, решили передохнуть, на мгновение опускают машину и она решительно расталкивая поклонников прямо капотом вырывается из окружения и на большой скорости устремляется в город, к гостинице. Несчастные гастролеры еще не знают, что там их уже поджидает засада из сотни поклонниц. А пока… с криком и визгом несколько десятков поклонниц несется за «Чайкой» и случайные прохожие решают, что в психбольнице «День открытых дверей»…

Многие поклонники «ЛМ» из поколения 80-90-х жалуются на то, что ТАКОГО «Мая» уже не будет, но послушайте совершенно новые песни группы «Чернила», такие как «Зим-зима», «Пусть на улице грязь» и «Снег в сентябре» и вы поймете, что старые-добрые тексты песен снова возвращаются, но уже в очень профессиональных и модных аранжировках.

В каждом столетии бывает всего лишь несколько композиторов, песни которых не забывают на следующее утро, а помнят всю жизнь. Такие песни бессмертны.

И пока весна сменяет зиму, на смену апрелю приходит май, и любовь живет в сердцах людей - песни Сергея Кузнецова будут звучать из окон домов, машин и танцевальных площадок!

Виктор Йоасааре, (Эстония)

 

 

2001

 

МАЛЬЧИКИ СО СПИЧКАМИ

Евгения Долгинова вспоминала для журнала "Кутузовский проспект"
(№5(20), июнь 2001г.)

В двадцать семь лет он остался тинейджером - это большое искусство;
новый альбом называется "Вспомни май" и лидирует в рейтингах продаж;
кажется, он женится на француженке;
а голос почти не изменился - ха-ха;
раньше его охраняли пятнадцать собак, а теперь четыре;
он сын Элвиса Пресли, а вы как хотите;
Вспомним май, - безусловно, он просит об этом.
Без любви и отвращения, без морализаторства и визга, - вспомним Ласковый май.
Беззащитны ль шипы?

Однажды довелось прочитать, что каждая третья старшеклассница в конце восьмидесятых томилась по Юре Шатунову, а каждая десятая что-то там себе резала либо травилась на эту же тему. Неизвестно, так ли это, но почему бы и нет. Грандиозный триумф, безусловно, самой первобытной и самой, может быть, аморальной поп-группы Советского Союза - сюжет вполне логичный для эпохи вареных джинсов, кооперативных киностудий и польских трусов "Неделька" костромского производства. Товар был из того же - "самопального" - ряда. Но никому еще не приходило в голову соединить сиротскую эстетику - с городским романсом, стилистику районной танцплощадки - с невысыхающей слезой ребенка. Они - соединили. Гениальные ребята, что и говорить.

Миф Ласкового мая - это история девочки (в нашем случае - мальчика) со спичками с элементами голливудской мечты и производственной советской мелодрамы. Ребенок уже примерзал к стене, но мимо проезжали король с королевной... Слезные железы набухают влагой. С другой стороны, история напоминает сакральные нуворишские хроники - "еще фарцуя помадой и кондомами в сортире на Курской, мы мечтали о нашем банке". Ребенок рос в Оренбургском детском доме; мама умерла от рака, когда ему было три года, папы не было и в помине, ранние годы Шатунова прошли под присмотром тети в башкирской деревне; воспитатели вспоминают - был довольно покладистым; учился так себе; имел склонность к бродяжничеству… Однажды - оцените - принес в детдом маленьких утят, выходил, выкормил.

Ну, пел. Не Лоретти, конечно, а все ж таки...

Пришел новый воспитатель - человек, так сказать искусства (несколько недель в музучилище)- и что-то такое услышал в мальчике, напевшем ему из Лозы. Живи, родник, живи, мальчик спел, родник моей любви. Отдадим должное изыскательскому гению Сергея Кузнецова: на распаянном магнитофоне "Электроника", в какой-то чуть не подвальной студии звукозаписи была сделана первая пленка - и разошлась по местным киоскам. Сказать фурор – значит, ничего не сказать. Оренбургская область (а вслед за нею и вся перестроечная отчизна) услышали, как в душе подростка группы риска помирают белые розы и дышит розовый вечер.

Мальчик Юра, наверное, так и остался бы местной знаменитостью, повторив судьбу многих приютских талантов: девочкам с великолепными хореографическими способностями и спортивным мальчикам обламывалось ну разве что участие в каком-нибудь фестивале или смотре самодеятельности, сборный концерт, «за детство счастливое наше» - все потенции сжирались концертами художественной самодеятельности», и Юру ожидало бы, ну может быть, несколько грамот на областных смотрах. А может быть, и нет, - но в вопросе о том, был ли мальчик, до сих пор расходятся эксперты. Пожалуй, прослушал бы Юрины вокализы профессиональный продюсер - ничего не услышал бы. НО Россия тогда еще не была испоганена профессионалами, - музыку, во всех смыслах, заказывали черти из табакерки, резвые наследники Бендера, их тьмы и тьмы и тьмы - во дни гласности и они вздохнули полной грудью, в их легких, кажется, и запутался весь свежий ветер перемен.

Еще в доразинский период, под руководством Кузнецова у группы вышли два альбома. Первый назывался - да, да: «Белые розы». В том своем пубертатном периоде группа дважды распадалась, дважды воссоединялась: нормальная, в общем-то, вегетация. Юра явно не держал ситуацию - по весне непременно сбегал, позволял себе разногласия с боссом, а хоккей и картинг увлекали его в то время несравненно больше, чем музыка. Солистом второго альбома (записанного так же в Оренбурге) был уже Костя Пахомов. Впрочем, при Разине они воссоединились. Потом снова расстались. Неудивительно: таких глаз, как у Юры… Каких? И в них ли дело?

В 1988-м маргинальный московский (кто? - продюсер? - но не было тогда такого слова, пусть так: певец и исполнитель-организатор, один из первых швецов и жнецов отечественной поп-индустрии Андрей Разин (подробнее о нем - ниже) случайно услышал запись оренбургского вундеркинда. Коммерческое обоняние сработало безошибочно и очень быстро привело Разина в Оренбург, откуда он и увез золотоносного ребенка в Москву. Далось это не без труда - Юру пришлось доставать буквально из степи, куда дитя сбежало, как потребовал организм, в очередную весну.

В Оренбурге, кстати, юное дарование вовсе не игнорировали: директор детдома в одном из интервью рассказывала, что создали целую школу искусств и преподавателя взяли, чтобы только с Юрой занимался, и прочили дарованию путь славный, имя громкое - Гнесинское училище, стипендию-общежитие… « Я думала, что Юра будет в Гнесинке сыном полка»…Но наглый Разин, размахивая резолюцией аж самого Минкульта (разумеется, самопальной), чуть не зубами вырвал национальное достояние из заботливых педагогических рук, увез в столицу и начал масштабный всесоюзный «чес» по городам и весям Отчизны.

Дальше все покатилось с какой-то совсем уж непристойной скоростью. В 1988 году состоялся теледебют Юры Шатунова (ему еще не было и 15 лет) на московском канале «2Х2», а с 1989 года группа Ласковый май начала работать в Концертно-зрелищной дирекции Москонцерта. Тогда же он был назван Открытием года, засветился в Утренней почте, и вот уже в марте 1989 сирота стал домовладельцем, хозяином легендарной роскоши дома под Сочи, чей масштаб и убранство изумили даже совсем не бедную женщину Пугачеву А. Б. Прима сказала тогда ошарашено, что я вот, я двадцать на эстраде, а тут появляется пацан - и все само идет руки. Чего-чего, а вертолетной площадки с вертолетом у А. Б. точно не было.

Дальше - сольные концерты в Олимпийском, совместное выступление с группой Рок-Хаус и Ла Тойей Джексон; набитые под завязку залы Олимпийского и ГКЦЗ. Рейтинги и хит-парады, тогда еще только набирающие силу. Двухмиллионные тиражи винила. Перманентная истерика нимфеток. Небывалые сборы. Гастроли в Америке.

А столпника Кузнецова захватчик Разин элементарно выдавил. «Сергей был родником, который питал своей музыкой все идеи Ласкового мая, - страдал в интервью уже взрослый (17-летний) Костя Пахомов. - А с его уходом завяли «Белые розы» и ушли «Розовые вечера». Кузнецов, впрочем, тоже дурака не валял: быстро сколотил группу «Мама». Из названия следует, что пели в ней - ну, разумеется, - сироты.

«Ласковый май» первого разинского разлива был коллективом необыкновенной мобильности и необыкновенной же структуры. Вокруг порочно-невинного титана Юры то и дело менялась свита менее ценных сирот и не сирот; иных вывозили из Оренбурга, других набирали в московских студиях. То был гастрольный кордебалет, выдаваемый за основной состав, тягловые лошадки трудовых будней. Впрочем, имена солистов на час тоже раскручивались, но только по мере надобности.

Есть фантастическая цифра, будоражащая воображение: за один только год - с мая 1989 по май 1990 года - дети дали 2500 концертов. Разделите по максимуму - на 365 дней и скажите, что 4 концерта каждый божий день - это решительно выше сил человеческих.

Но, скорее всего, эта статистика не врет. Помимо шмидтовских детей - обыкновенных лже-Ласковых маев - страну чесали вполне легитимные клоны - незвездные солисты, всякие там Игори Игошины, Кости Пахомовы и Максимы Сухомлиновы. Это была грандиозная производственная авантюра - синхронное почкование коллектива на разных точках гастрольного пространства. Это были фантастические, неимоверные деньги, заработанные не очень счастливыми и не самыми талантливыми детьми.

Так советская эстрада превращалась в шоу-бизнес, артель отважных ремесленников - в крупную факторию; так зачинался конвейер, так выстраивалась действующая экономическая модель огромного и суперприбыльного комбината под названием «Ласковый май».

Внутри комбината были, конечно, не зимние сады, а доменные цеха. Юра Шатунов, надо сказать, не почивал на лаврах, а тоже - несмотря на пубертатные ломки голоса - выдавал сверхстахановские нормы. Наталья Грозовская (единственная девушка из участников группы) вспоминала гастрольный график: подъем в семь утра, быстрый коллективный завтрак и в половине девятого - первый концерт.

Почему так рано? А потому, что иногда дети давали по 8-9 концертов в день. Какие уж там КЗОТы, когда столько сорванных в пароксизме обожания лифчиков-маечек-чепчиков летит в небо над стадионом…

В 1992 году Юрий Шатунов покинул Ласковый май и попытался заняться сольной карьерой. Разин и здесь сумел несколько опередить свое время. Это сейчас слив компромата и коммунальная стилистика публичных разборок - глухая норма. Девять лет назад публичные персоны не то чтобы стеснялись, но старались выстроить хотя бы сюжет и логику в своей помойной аргументации. Разин с Шатуновым пафосно обвинили друг друга в каких-то пионерских немотивированных пакостях: Шатунов в «репортаже из Сочи» шил Разину кражу некоего творческого материала, ценной фонограммы и почему-то кражу его, шатуновского, паспорта. Ну и, естественно, в зажиме хорошей части гонорара. Разин тоже в долгу не остался, обвинив звезду в уклонении от армии. Впрочем, придыхательный апокриф («Биография Юрия Васильевича Шатунова» на сайте ЛМ) сообщает о причинах конфликта по-житийному туманно: «его душе требовался простор, ему нужны были новые идеи, новые направления в музыке…а Разин, как мог, выскочку-солиста зажимал»… Неясно на самом деле, кто кого зажимал, однако заматеревшая звезда вскоре после разрыва выпустила сольный альбом с тонким названием «Вот и кончился май».

19-летний Шатунов к тому времени встал на ноги: столичные власти выделили сироте квартиру на Кантемировской улице (4-этажный сарайчик под Сочи почему-то не учитывался). В том же году он выступил на «Рождественских встречах», однако больше сотрудничать с Примадонной не решился, продекларировал свою творческую самостийность…. Потом - два месяца отвалялся в ЦКБ с диагнозом «острый бронхит», потом «отмокал душой в Сочи» вплоть до 1994 года.

Теперь уже все было солидно - он записывал сольник на Polygram, и подписал контракт с Борисом Зосимовым, чья супруга, модель Полина Ташева, снялась у Шатунова в клипе. Альбом назывался на этот раз томно - «Ты помнишь…». И в Палас-отеле специально собрали самых-самых фанаток на встречу с их кумиром. Помимо подарков, для девушек и журналистов был устроен неплохой фуршет.

(Этот период жизнедеятельности хорошо характеризуется записью в интернет-житии Шатунова: «Приехал в Ригу. Играл в бильярд со своим другом» - орфография сохранена. Вспоминается старый анекдот про нового русского: «Читал пейджер. Узнал много интересного»).

Казалось бы, ничто не могло снова свести воедино победителя ученика и побежденного учителя. Ничто, - кроме самой щедрой и циничной сводни нашего времени, стирающей остатки амбиций и ломающей любые стойки, - политики. Заклятые друзья сошлись на панели выборов 96 года, обслуживая блок КПРФ и лично Геннадия Андреевича Зюганова. «Воссоединение» ЛМ во имя правого дела было, надо признать, очень недурным пиаровским ходом.

Это они - Разин, Шатунов и прочие, менее знатные, ласковомайцы собрали около Театра на Таганке тысячные толпы небывалого для КПРФ электората - старшеклассников, пэтэушников, студентов, рабочих, юных кормящих матерей и домохозяек, срежиссировав (без особых, впрочем, усилий) классический «оргазм толпы». И снова летали лифчики - уже не москвошвеевские, а турецкие, и носились с плакатами «ЗЮГАНОВУ НЕ ПОБЕДИТЬ БЕЗ ШАТУНОВА», и снова звучали «Белые розы» и «Розовый вечер» - о, ностальгия, «glasnost», выпускной вечер, слезы, детство политического сознания…

Так Зюганов демонстрировал свою духовную близость к молодежным кумирам. Кумиры, правда, были несколько второй свежести, но уж какие есть. Зато ни на каких проельцинских «Голосуях» не было такого искреннего, свежего, обвального, физиологического народного счастья, как на концертах «ЛМ». Нация доказала самой себе, что не очень-то спешить взрослеть и выходить из люрекса восьмидесятых годов.

Сделав дело, - уж как могли! - мавры планово разошлись. Шатунов отправился вновь в свое вялотекущее сольное творчество, по-прежнему собирающее залы, - но в провинции, где старая любовь ржавеет медленнее, агонизирует - дольше… А Разин продолжил личную бендериаду в политике, которая стала для него таким же грандиозным, восхитительно бесстыдным и по-уголовному беспредельным бизнесом, какими раньше была музыка и благотворительность.

Став выдающимся региональным политиком, своего рода мини-Жириновским ставропольского масштаба, Разин по-прежнему остался лучшим другом сирот, инвалидов и деятелей культуры. Такая у него, видимо, высокая и светлая душа.

Разин тоже детдомовец, и зовут его Вадим Косоротов. Если вдруг вскоре появится энциклопедия новейшего самозванства, то в ней Косоротову, вне сомнения, будет отведено неслабое место. Порой даже испытываешь некоторую досаду из-за того, что такой талантливый, яркий и артистичный авантюрист, как он, играет где-то на удаленной южнорусской сцене. Его бы в Думу… Впрочем, как раз у этого парня (38 лет) все еще впереди.

Обломавшись в середине восьмидесятых в московской тусовке (перед ним просто закрывали двери), бывший строитель Разин выехал не куда-нибудь, а в ставропольское село Привольное, - на пасторальную родину первого Президента СССР (лет на шесть позже пришлось бы ему катить в Свердловскую область). Он и сам с удовольствием рассказывает, как сделал оттуда несколько звонков в важные московские кабинеты с просьбою посодействовать скромному племяннику Самого. Посодействовали. Он что-то там спел в "Утренней почте" вместе с Катей Семеновой, где-то как-то мелькнул, а потом весело покаялся, - лоханувшимся администраторам осталось только восхититься сквозь зубы: «Какой пострел!». Тогда еще не было в обиходе понятия «креатор» или «креативщик», но это, пожалуй, единственное внятное определение профессиональной деятельности Разина. Он мастер создавать: из дерьма конфетку, из междометия - песню, из поражения - победу. Из тех, которым сами знаете что в глаза - божья роса и которые без мыла тоже сами знаете куда. Феномен Разина, пожалуй, один из самых интересных феноменов перестроечного периода: сейчас такой отмороженный гон уже вряд ли возможен.

Инструментарий Разина - фольклорного происхождения: пресловутая национальная вера в чудо. Битая-перебитая, обжигавшаяся на всевозможных МММ, наша публика все еще, оказалось, не израсходовала ресурса волшебного ожидания. Юра Шатунов, как вы знаете, незаконнорожденый сын Элвиса Пресли - а что, есть документы; а новый адонис-выкормыш Разина, солист ЛМ - Андрей Кучеров - родной брат Леонардо ди Каприо. Смешно-то смешно, а под проект воссоединения двух братьев Разин собрал в Америке пять миллионов вполне реальных долларов. Если спросить его, куда они делись, он докажет - потрясая бумагами: на благотворительность. В общем, «не корысти ради, а толко волей пославших мне сирот».

Президент бесчисленных фондов, депутат краевой Думы, претендент на кресло то губернатора Ставрополья, то мэра Сочи, конъюнктурный антикоррупционер и разоблачитель и - по-прежнему - меценат, член Союза писателей и Союза композиторов… Поистине - герой нашего времени. И напрасно многие считают лицом Ласкового мая смазливую мордашку Юры Шатунова: у последнего романтического мифа СССР - простоватый анфас Андрея Разина. Что, впрочем, закономерно: попсовый советский сентиментализм всегда базировался на самых отмороженном фундаменте.

…Ласковый май давал совсем не ласковую путевку в жизнь. Один из солистов, Игорь Игошин, погиб в нетрезвой драке. Другой, Максим Сухомлинов, начал заниматься бизнесом и вскоре был убит прямо у подъезда Юры Шатунова. Остальные пребывают где-то в сплошной лихорадке буден и пока что не прибавляют славы отечественному вокальному искусству.

Юра Шатунов периодически чем-то болеет. То операция на глазах, то гастрит. Но это не мешает ему заниматься неким бизнесом в Германии, владеть несколькими магазинами, содержать легендарный дом и ездить на красном фольксвагене. И, конечно, записывать песни.

Он поет о том же, поет так же, ему двадцать семь лет, но он почти не изменился. Девочки по-прежнему дежурят в его подъезде. Периодически всплывают слухи, что то Кузнецов, то Разин продают фанаткам номер его телефона за сто долларов. В сто рублей еще можно поверить, но на валюту Юра уже, кажется, не тянет.

Бывший главный херувим Советского Союза живет тихой, трудовой и, кажется, наконец-то своей жизнью. Он начинает каждый концерт, как и раньше: «Привет, как дела? Поехали…» Хотя есть сведения, что за прошедшие десять лет он выучил много новых слов.

Настоящий же, подлинный триумф Ласкового мая ожидается этим летом. Знаменитый Шнур - лидер питерской группы «Ленинград» объявил о подготовке сейшна, посвященного легендарного творчеству Ласкового мая. Именно так. Самые знатные рокеры страны (в том числе, например, Гарик Сукачев) исполнят на стадионе детские песни о главном. «Белые Розы» споет сам Шнур.

По некоторым сведениям, это будет апробация нового Гимна России. При словах «Беззащитны шипы» на всякий случай рекомендуем встать.

Говорят, что:
-
    Лера, ведущая программы Партийная зона, была суперактивной фанаткой ЛМ, родила ребенка от барабанщика Сергея Ленюка.
-     В своем классе Юра не нравился ни одной девочке.
-     Андрей Разин купил дом в селе Привольное Ставропольского края, где родился М. С. Горбачев, за 28 тысяч советских рублей с правом пожизненного проживания в нем М.С. Пантелеевой.
-      Однажды, во время концерта, Юра не успел дожевать за сценой огромный торт, подаренный поклонницами. Когда он открыл рот, на сцену полетели кусочки торта.
-    В 1989 году группа «Ласковый май» зашла в поселковый магазин под Сочи и купила А.Б. Пугачевой перстень с крупными изумрудами стоимостью в 55 тысяч рублей.
-    У «Ласкового мая» еще в советские времена был личный самолет для полетов на гастроли.
-      Средний гонорар группы в конце 80-х годов составлял 10 тысяч рублей за концерт. (Для сравнения: ставка последней народной артистки Пугачевой в то время - 200 рублей за концерт).

Евгения Долгинова,
журнал "Кутузовский проспект"

 

Интервью и статьи о Юре летом 2002 г.